Сергей Бережной в гостях Анны Радченко

Сергей Бережной в гостях Анны РадченкоПисатель на горящей земле

Гражданская война в Сирии унесла уже десятки тысяч жизней. Через несколько дней исполнится два года, как страну поджигают снаружи. В этом огне сгорают и военные и мирные жители, тает на глазах красота городов, вянут улыбки на лицах.

Стоит ли рассказывать миру об очередной войне – боли, страданиях и потерях, в то время как кровь и так «сочится» из всех новостей? Сергей Бережной — судья и военный писатель для себя решил, что необходимо. Знание, пусть и трагическое – это сила, которая поможет предупредить реализацию сирийского сценария в других странах.

Сергей отправился в отпуск в Сирию, что писать о происходящем. В ходе боев был ранен, но не любит на этом акцентировать внимание, предпочитая объективно информировать читателей-зрителей-слушателей.

Нам так о много нужно спросить, Вас, Сергей …

1. Почему вы предпочитаете писать о войне? Неужели «мирные» темы скучны или изъезжены другими авторами? Почему не просто война в теории, а реальная военная журналистика, со всеми ее опасностями и риском? Откуда у вас такая глубина понимания  психологии воина.

К сожалению, сложился штамп «военный писатель» благодаря литературным премиям за «Сати», «Абхазские баллады» и некоторые другие вещи.  Пишу не о войне, а о человеке на войне, где счищается окалина с души, где трусость и подлость не спрячешь в красивую виньетку- всё на виду.  У меня практически нет батальных сцен -интересна психология,  отношения человеческие, любовь. Войну не приемлю в любом виде, ненавижу тех, кто стоит за нею – эти трусы и подлецы прячут свою ущербность за риторикой оправдания присущей им низости и готовности грабить, насиловать, убивать.

У меня гораздо больше лирики и публицистики, чем вещей о войне. Никакого отношения к военной журналистике не имею и вообще к этой профессии отношусь с неприязнью – там много лжи и эпатажа. Сторонний наблюдатель он всегда наблюдатель, как бы его не назвали – журналист, репортёр и т.д. Редчайший случай, чтобы журналист создал что-то ценное. Исключение, пожалуй, Константин Симонов, да и то  журналистом стал  в силу обстоятельств. Война всегда делит, как минимум, на врагов и своих. «Не стреляйте в пианиста, он играет, как умеет», — здесь не пройдёт.  Журналист без оружия также субъективен, как и человек, взявший в руки оружие. Только последний честнее – он изначально знает, почему в его руках автомат и что его ждёт, попади он в руки врага. Журналист, только что писавший панегирик воинам и оказавшийся в плену изначально надеется на милость, мотивируя тем, что он не стрелял. Уже в этом для меня лично кроется подлость – ты предаешь тех, кто делил с тобою глоток воды из фляжки или кусок хлеба, кто прикрывал тебя и стрелял вместо тебя, а теперь ты отрекаешься от них, от их веры в правоту своего дела. К тому же человек, не бравший в руки оружия, никогда не поймёт греха убийства другого человека даже во имя благих целей. Я вижу в храме людей, прошедших войну, имеющих награды за подвиги ратные, а теперь кающихся. Да и меня самого в своё время в храм привела дорога оттуда, с войны. Кстати, не люблю слова «подвиг» — за самоотверженностью и самопожертвованием солдата стоит глупость командира.

Что касается психологии воина, то она ведь разная в зависимости от того, кто ты: за правое ли дело взял  в руки оружие или чтобы грабить, насиловать, убивать. Мы генетически не захватчики – и на Чудском озере, и на поле Куликовом, и на Бородинском или Прохоровском – землю свою отстаивали, веру предков, жизнь близких. Нет общей психологии воина, потому что и на войне мы все разные. И кто-то на амбразуру ложится, а кто-то по карманам убитых шарит или тащит в кусты женщину. Своими вещами стараюсь донести, что война – это грех, что боль с души никогда уже не снимешь, что войну надо в принципе избегать.

Я бы всех наших чиновников, бизнесменов, журналистов для начала обязал бы 3 сентября быть в Беслане. Наверняка для многих это было бы и очищением, и покаянием, и переосмыслением . Может и жить бы стали иначе.

На ваши вопросы коротко не ответишь, вот и получилось довольно пространно.

2. Бывает ли вам по-настоящему страшно, когда вы едете в очередную зону военных действий или вы искатель приключений и охотитесь за адреналином?

У кого дефицит адреналина, то достаточно пройти по карнизу многоэтажки или прыгнуть с парашютом, хотя можно и без для остроты. На войне всегда страшно – ведь убивают и ранят по-настоящему. И потом, страх – это естественная реакция организма на опасность, мнимую или настоящую. Просто его надо подавлять, загонять вглубь.  Стараюсь до конца избежать конфликта и опасности, но принципами не торгую, отпор даю жёсткий. А «в очередную зону военных действий» я не езжу – просто оказываюсь там в силу обстоятельств и вообще не люблю, когда обижают слабых. Войны начинаются в кабинетах, там и заканчиваются. а стреляющие в друг друга только пешки в шахматной партии.  И столько грязи и предательства, столько проявления подлости и гнусности, с одной стороны, и столько  благородства, высоты и накала чувств, с другой стороны, нигде, как на войне, не встретишь. Люблю живопись, сам пишу, поэтому всегда в пути — машина, мольберт, друзья, горизонт познания торопится вдаль, ночь у костра, рассвет в капельках росы – что может быть прекрасней!

3. Чувствуете ли вы себя полноценным участником происходящего или же являетесь равнодушным наблюдателем? Как бы вы действовали в ситуации, когда, скажем, солдату понадобилась бы помощь здесь и сейчас? «Помочь или наблюдать», дилемма, которую не могут решить еще со времен известной фотографии девочки и ожидающего ее смерти стервятника. Ваше мнение?

Есть принципы, есть позиция, поэтому всегда есть выбор. Быть сторонним наблюдателем – это не позиция и не принципы – это элементарное шкурничество, прикрытое фразой. Равнодушных не бывает – это может быть способ скрыть эмоции, трусость и т.д., может быть и образ жизни, но пока не коснётся самого. Достоинство мужчины в способности сделать выбор в пользу нуждающегося в помощи и защите, даже если этот выбор может оказаться последним в жизни поступком.

4. На днях стало известно, что кроме югославского оружия,  у повстанцев появились хорватские  винтовки и пулеметы. По неофициальным данным за этим стоит Саудовская Аравия. Как вы считаете, какие еще источники получения оружия могут быть задействованы в ближайшее время?

Во-первых, в Сирии нет повстанцев – есть уголовный сброд, который насилует, грабит и убивает. Есть политическая оппозиция в лице радикального исламизма, отрицающего светские институты государственной власти, который силой оружия и террора навязывает своё мировоззрение и мироустройство. Причём опять-таки через насилие и отрезанные головы. Есть салафитский интернационал, который называют наемниками, хотя это не совсем так. Способы те же и даже страшнее. Есть агрессивная геополитика англо-саксов и их сателлитов по новому колониальному переделу мира. Теперь что касается оружия. Есть рынок оружия, на который теперь уже напрямую допущена Россия. Продает новейшие образцы военной техники Саудовской Аравии и другим, отнюдь не лояльным нам, странам, не имея его на вооружении своей армии. Это секрет полишинеля.  Кроме того, англо-саксы заявили о поставках оружия, так что его проникновение в Сирию имеет как нелегальные каналы через соседние страны, так и вполне легальные. Это Виктор Бут может быть назван международным преступником за якобы имевшиеся намерения поставки оружия, но кто посмеет назвать преступником Нобелевского лауреата мира Обаму? По поводу поставки оружия из бывшей Югославии, в частности, Хорватии, ничего сказать не могу – нет подтверждённой информации, а моделей его поставки выстроить можно предостаточно, но не следует забывать, что мимо НАТО это оружие пройти не может! Сейчас появились сведения в И-нете о поставках оружия из Швеции. Ну и что? Есть спрос, есть и предложение. Тем более в Европе отрезанные головы из рефрижераторов не вываливаются.

5. Якобы в Саудовской Аравии собирались и оппозиционеры, чтобы избрать лидера оппозиции. Что это случайный набор событий или военно-политическая позиция Саудовской Аравии.

Ничего случайного в жизни не бывает. Я не политик и могу оценивать происходящее только из доступных источников. Родина ваххабизма – Саудовская Аравия. Саудиты доминируют уже не один десяток лет на рынке углеводородов.  Именно у них находится салафитский «общак», из которого финансировали  кавказский мятеж, ваххабизм в России, а теперь и войну в Сирии.  Но салафизм – это Джин, выпущенный англичанами из бутылки  и в которую его обратно уже не загнать. Это призрак коммунизма бродил по Европе, пока не поселился почему-то в России. Ваххабизм – мощнейшее по своей разрушительной силе мировоззрение, противостоять которому западная демократия не может в силу нежизнеспособной толерантности. Как в свое время Русь спасла Европу от монголов, так и теперь она спасает мир от страшной чумы, по сравнению с которой даже фашистские газовые печи покажутся садовыми каминами. А Сирия – это последний рубеж, за которым уже Россия.  Почему Россия? Очевидно: между Китаем и Европой (это географически. а на самом деле США) лежит огромная, плохо управляемая, раздираемая социальными, конфессиональными, этническими конфликтами территория с рефлексирующей, теряющей самоидентификацию титульной нацией, с трудом противостоящая агрессивному натиску Кавказа и Средней Азии. И вот эта территория подлежит разделу между Китаем и англо-саксами. Китай предпочитает этно-экономическую экспансию медленного поглощения, конкуренты – радикальное решение проблемы с уничтожением ненавистного славянства посредством использования, в том числе, салафизма.

6. Гражданская война в Сирии длится с 2011 года. Можете ли вы спрогнозировать, когда она закончится и что для этого нужно? Ведь война это гибель людей и она для большинства людей не нужна.

Сирия противостоит как внешней агрессии, так и внутреннему исламскому радикализму, о чем уже сказано. Выстоять без поддержки России, Ирана и Китая она не сможет, но прежняя Россия поднаторела в умении предавать союзников, а англо-саксы — спецы подкупа. Но в нынешнюю Россию верю: выбора просто нет. Знаю одно: если падёт Сирия как светское государство, будут просто вырезаны миллионы сирийцев – алавитов, христиан, друзов, шиитов и т.д. сначала по религиозному признаку, а потом по национальному и мировоззренческому. Прекратится внешняя агрессия – с уголовной шпаной разберется полиция и суд. С исламистами сложнее, но и здесь перспектив у них в Сирии нет. Кстати, характерный пример: нападение на тюрьму для освобождения наемников отражали вместе с охраной заключенные-сирийцы. Потом они сдали оружие и вернулись в камеры, хотя могли воспользоваться ситуацией  и бежать.

7. Сергей, вы, как человек, работающий непосредственно бок о бок с военными журналистами, что можете сказать о позиции российских и зарубежных СМИ? Насколько сильно искажается освещение войны? На чем стоило бы больше делать акцент, а что – надумано и притянуто за уши?

Я не работаю с военными журналистами и вообще их не видел в Сирии. Сидеть в шикарном отеле и делать нарезки из чужих видео отнюдь не быть в штурмовой группе, когда от смерти поистине отделяет четыре шага. Большинство СМИ не корёжит боль за Россию, Украину и ту же Сирию, потому что у них изначально иная установка. В отношении продажных адвокатов говорят, что они отстаивают истину за средства клиента.  Журналист – профессия оплачиваемая и этим все сказано. Сказки про независимую журналистику давно не рассказывают даже студентам. Я и мои друзья не связаны ни с кем никакими обязательствами, кроме своей совести – это не эпатаж, это образ жизни. Ужас войны нельзя передать сусальными репортажиками, но в И-нете запрет на показ реалий — растерзанных детей и женщин, изуродованных тел и крови – всего того, что ставит мозги на место. Считаю, что задача журналиста – вакцинировать общество от насилия, тем более в крайнем его проявлении – войны. А сказочники из «Комсомолки» вообще к журналистике имеют опосредованное отношение. Неужели взрослым мужикам не стыдно ощущать себя истеричными институтками с бурной фантазией? Такое ощущение, что они не успевают менять памперсы.

8. Приходилось ли вам общаться с сирийцами до вашего визита в Дамаск? Что вы думаете о стране, ее культуре и ее народе?

И с сирийцами, и с советскими (нет смысла делить по национальности) людьми, жившими в этой стране. Сирия – это вековая толерантность в религии, культуре, образе жизни, трепетное отношение к своему прошлому и истории предшествовавших этносов. Сирия – это первый в мире алфавит, это Финикия, Троя и герои Гомера, это колыбель христианства. Именно благодаря унаследованной культуре – пласт на пласт, без отрицания, но взаимообогащения – сирийцы сплотились в сопротивлении мракобесию, который несёт салафизм.  Сирии были присущи язвы современной цивилизации – развращенное и продажное чиновничество, социальное расслоение, социальный цинизм власти. Это питательная среда для социального протеста, а не только для салафизма. Но если власть крайне порочна, то почему же сражается армия, сражается ополчение? Значит, общество было излечимо и готово к диалогу.  Общался с людьми разных конфессий и социальных слоев – глубокое знание своей истории и культуры, терпимость, мудрость и неприятие насилия в принципе.

9. Сергей, скажите, как, по-вашему, из-за чего на самом деле воюют сирийцы? Речь не о лозунгах или официальной позиции, а о том, кто стоит за войной, чьи интересы можно удовлетворить такой кровавой баней, кто получит всю выгоду от волнений в стране?

Сирийцы – это не моноэтнос и тем более не одна вера. Салафизм родился в суннитской среде и не приемлет иных конфессий. Лозунг: «Алавитов – в землю, христиан – на крест» не оставляет выбора – эти люди отстаивают своё право на жизнь. Но идеи салафизма отрицаются и большинством суннитов, во всяком случае, пока – сильнейшее воздействие на умы молодёжи, что видим на примере нашего Кавказа и Поволжья, а на Украине – на примере крымских татар даёт свои всходы. Турция (Великий Туран) вновь заговорила о Чёрном море как её внутреннем море.

Сирия – лишь заключительная стадия общего плана уничтожения светских государств арабского Востока с прицелом на Иран и Россию – новый передел мира. Совсем немного времени пройдет и Европа, а затем и весь мир ужаснется содеянному, но локоток уже не укусишь. Ну а цель взявших в руки оружие для свержения власти разная — от банальной безнаказанности грабить и убивать при параличе власти до получения самой власти. Сирия чем-то напоминает Россию и особенно Украину времен гражданской войны. Сейчас Сирия – разменная карта в войне за рынок сбыта углеводородов, стоящая на пути Катара.

10. Можно ли предположить, что однажды, ситуация, подобная сирийской случится в России? Способны ли россияне воевать за свои права и свободы, защитить Россию от военной агрессии?

Это слишком гипотетический вопрос, чтобы не дать гипотетический ответ. Кто-то будет сражаться до конца, кто-то отдаст на заклание даже своих близких ради спасения своей шкуры. Нынешняя Россия – это не Союз: утрачена пассионарность, связь государственных институтов и общества, идеология, нравственное здоровье, социальный раскол. Но история свидетельствует: Россия имеет сильнейшее регенерирующее начало и способность возрождаться. И ещё силён дух воина – сердюковщина и тому подобное – это лишь пена, которая была всегда.

11. Что бы вы посоветовали людям, которые едут на войну, чтобы рассказать о ней? Какие самые опасные иллюзии стоят на пути у военных журналистов и писателей? Чего можно избежать, научившись на чужом опыте?

Самое неблагодарное дело – давать советы. Совесть подскажет, что делать и как, но главное – не лгать. А ещё на собственной шкуре испытать, как неимоверно трудно оторвать себя от земли под пулями, как сделать второй шаг – первый легче, как тяжело нажать на курок, чтобы не лезть с дурацкими вопросами к тем, кто прошел через это. У войны свои законы, свои правила и неимоверно сложно сохранить своё лицо, но надо!

12. Что скажите о идущем процессе сосредоточения иностранных военных и вооружений на территориях, соседствующих с Сириею, государств?

Не раз убеждался в действии закона кармы, потому и жить надо заветами Христа. В том числе и правителям соседних с Сирией стран – возмездие всё равно неотвратимо. Афганистан, Ирак, Ливия, Тунис, Египет – результат внешней агрессии с последующим резким обнищанием населения и параличом любой власти, будь она светская или исламистская. Это иллюзия, что всё произошло само собой, что это победа революций- достаточно понять, кому это выгодно тактически и стратегически.

13. Что Вы скажете на то, что я лично Вас считаю российским универсальным солдатом?

Я не знаю, что это такое. Я самый обычный и также хочу жить, но только не за счёт других. Мне ведом страх и боль, но только и всего,  что могу их подавлять в себе. Я также хочу быть нужным, любить и быть любимым, хотя, как сказал мой друг, любовь делает человека слабым. Нельзя жить штампами и иллюзиями – жизнь, настоящую жизнь, в них не втиснуть. Вся универсальность — в стремлении жить по совести, не причинять боль другим, особенно близким, но вот не всегда получается.

14. Почему люди в России и других странах уживаются с несправедливостью и не живут, а существуют в своих виртуальных скорлупках? Не пришло ли время этих людей разбудить и повести за собой?

Все мы разные – цвет глаз, волосы, характеры, доминанта поведения – всё чаще это искусство лицемерия по Карнеги. Как убедить взрослого дядю или тетю не ехать в Турцию или  Эмираты, не вкладывать в их бюджет наши российские деньги, если там тепло и роскошно и плевать им, что и на их деньги купят оружие, чтобы убивать и их детей? Что на их деньги покупают у ваххабитов и их жизнь? Пока это для них абстракция – они сыты, их дети живы, в сердцах нет сострадания. Единственное, на что они способны – это травить анекдоты на кухне или – это уже подвиг — выйти на Болотную или Майдан и покричать в толпе. Живи по правде и совести, не растворяйся в толпе и кто-то всегда окажется рядом. И не надо никого никуда вести – просто станет стыдно быть вором и мздоимцем. Совсем не обязательно перебегать улицу на красный свет, если можно спокойно перейти на зеленый. Средства массового оболванивания – СМИ, ТВ и т.п. – вытравливают светлое из душ людских и весьма успешно. Вместо любви – секс, патриотизм – национал-фашизм и т.д. Вот этому надо противостоять, а остальное придёт.

15. Чувствуете ли Вы сегодня в России эхо войны из Сирии?

Первый звонок для Сирии прозвенел в восьмидесятом, когда «братья мусульмане» попытались захватить власть. Развращенное чиновничество не позволило консолидировать общество, и теперь оно, расколотое, очищается кровью. В России мощный разлом в сознании как титульной нации, так и окраинных этносов. Нельзя русских ставить на колени – сильна протестная составляющая. Ведь постоят до времени, помолятся, а потом возьмут в руки дубину, как бывало исстари. Обществу необходима санация, хотя, скорее всего, прошли точку невозврата.  Есть пять основных этапов ведения современной войны. Информационная, идеологическая, экономическая и социальная идут давно. Осталась последняя, самая острая и завершающая фаза и Россия подошла к ней вплотную. Отсюда паническая зачистка по всем институтам власти  и их уровням. Надолго ли?

Спасибо огромное Вам за такое интересное интервью и до новых встреч.

VN:F [1.9.22_1171]
Rating: 5.0/5 (1 vote cast)
Сергей Бережной в гостях Анны Радченко, 5.0 out of 5 based on 1 rating
comments powered by HyperComments
Vitaliy BM
2013-03-14 15:54:52
Война эта страшная тема. Нам конесно уютно размышлять в наших уютных офисах, но если мы не будем об этом говорить то завтра окажемся в такой же ситуации...
Iralene
2013-03-17 11:27:47
Хочется благословить каждый день когда "открываешь" таких людей как Сергей! Есть такие люди - значит, не пропадем.
Anna Radchenko
2013-03-18 08:05:36
спасибо. Сергей, человек который идет под пули не думая о себе. Именно такие люди, настоящие герои нашего времени.
tatydora
2013-03-27 19:24:25
Я бы не смогла так. У меня бы просто напросто психика не выдержала. Сначала увидеть весь этот ужас, а затем еще и написать, причем при написании надо же снова все это пережить..
ali
2013-03-27 19:26:34
Война в Сирии действительно перешла все рамки разумного. Жалко всех, но особенно мне жалко детей которые из-за взрослых вынуждены страдать. Освещать эту тему конечно же тяжело. И то, что делает Сергей, заслуживает уважения
Гуляев Богдан
2013-03-27 19:29:25
Всегда восхищался людьми,которые не смотря на свой страх едут в горячие точки, чтобы донести до людей то, что там происходит. Для этого надо быть по-настоящему мужественным человеком
molli
2013-03-27 19:31:05
Интервью для меня было интересным и познавательным. Я сейчас сижу и недоумеваю, как так можно, видеть весь такой ужас и при этом не разочаровываться в людях. Мне кажется, это сложно
Antonova Marina
2013-03-27 19:32:29
Мне кажется эта война никогда не закончится. Потому что она выгодна. Прежде всего тем, кто поставляет туда оружие. Войны в наше время, как это ни печально, бизнес, а на людей всем наплевать
Macho Man
2013-10-26 23:10:24
Да, Сергей не один и это классно!
Macho Man
2013-10-26 23:11:20
Да он настоящий Герой!
Macho Man
2013-10-26 23:12:16
Может еще всем придется повоевать, кто знает?