По-богатому

По-богатомуБыла я не так давно на одном мероприятии. И вроде бы ничего не предвещало беды, однако были в организации некоторые неприятные ляпы…

Расскажу об этом на языке Зощенко

Матрена Ивановна вздохнула, пригладила рукой непослушные локоны и начала рассказывать:

- Я, дорогие люди мои, не люблю чтобы и по-богатому и задаром. Ежели ты рабочий человек, то ходи пешком, жуй сушону горбушку свою и не суйся в высший свет. Но нет, некоторым не терпится приобщиться к аристократии.

Работала я как-то на базаре; было такое дело, не скрою от вас и эдакой мелочи из своей биографии. И вот, значится однажды на нашем базаре гражданочка одна, из потомственных кулаков, решила рождение свое отметить с шиком.

- Приходите, — говорит, — все вы, дорогие торговцы. Буду вас по высшему разряду обхаживать и кормить, пока не тресните. А чтобы вам совсем интересно стало, позову к себе в гости иноземца – богатого шведского купца, чтобы он рассказал вам, как торговать фигами и другими яблоками.

Народ у нас на базаре до всего дармового и иностранного жадный, потому отбоя от желающих посетить именины не было. Гостям было сказано явится в пятницу к десяти, в руках иметь подарки и на лице выражения умные – чтобы не опозорить родные торговые широты перед иноземным, так сказать, гостем.

Всю неделю базар трясло, даже, скажем, колошматило. Бабенки наши закупали румяны да пудры, перешивали мужнины толстовки в нарядные шляпки, а на ноги, как водится, собирались напяливать чулки кто в сетку, кто в горох – у кого на что ума стало.

Мужички же цыкали зубами и плевались:

- Знаем такое, — говорил один, — мы и сами тут умные, чтобы нам тут из-за границ привозить опытных работников торговли. Вдруг такой хлыщ поглядит на наш базар, на наших бабочек да решит остаться с концами. Освобождай ему потом место, товар его щупай, чтобы честь базарную не осрамил порчеными своими артикулами.

Но это они вместе такими соколами стояли, а каждый по отдельности с ботинок навоз счищал и со вздохом доставал чистые портки. Одним словом, готовились усиленно.

И вот настала долгожданная пятница. К дому именинницы потянулась вереница прохожих – кто с цветочком чахлым в руках, кто с коробочкой небольшой, но все как один в галошах и при одеколонах. И что характерно – заранее идут. Мыслят себе, наверное, что так им больше достанется или еды или внимания. Пришли значится, скопились у двери, желают пройти в помещение, ан нет. Горничная, которую в честь рождения специально наняли – пыль пускать в глаза пролетариата – не пущает никого, крича строгим, но визгливым голосом:

- Куда вы претесь, рожи базарные, — голосит, — у нас тут все по-культурному задумано. Станьте в шеренгу и дожидайтесь пока я ваше пальтишко штопаное возьму и номерок вам замест него выдам. И вообще, рано вы сюда налетели, у меня еще 10 минут есть, мне еще номерки дорисовать надобно.

Народ бурчит, нервничает, но подчиняется, потому как рабочий класс обращению с горничными не обучен, и противостоять им в быту не умеет. Стоял люди, значится, потеют, лбы морщая. Каждый, должно быть, думает, как первым за номерком влезть. Но горничная косит на нас и носом шмыгает, дескать, не положено и все тут.

Полчаса стояли, мялись. Наконец пустили гостей в прихожую, содрав с них, как шкуры, их куцые пальтишки и шляпки-толстовки. Набились в гостиную, стоим как селедки, ожидаем, когда будут угощать или опыт передавать, но лучше конечно чтобы кормили. Горничная между нас носится, подарки рассматривает, и согласно их дороговизне, за столом рассаживает. Сэкономил на подарке – сидеть тебе на кривоногой табуретке. Купил подороже – садись на стул со спинкой и ощущай себя гостем дорогим. Ну, а ежели вообще на все деньги купил, скажем, там духи какие или же мопсика для хозяйки – тогда вот тебе бархатный стул, сиди с комфортом, не елозь, чтобы обивку не протереть.

Я сама, признаюсь вам, дорогие люди мои, вообще без подарка пришла, потому как по особому знакомству – я, бывало, подменяла именинницу, когда она заваливалась за прилавок спать. Торговала ее гуталином, как своими валенками, и потому была приглашена на рождение вне очереди и конкуренции. Вот и решила я, что подарки между своими делать не положено и пришла как есть: кудри вьются празднично, губы напомажены. Все как заведено.

И вот прусь я, понимаете, к бархатному стулу, который определила себе на будущее, но тут горничная меня заворачивает в сторону табуреток.

- Дорогие гости и партнеры – туда,- говорит.

Насупилась я, но пошла, села. С нашим народом базарным и без табуретки рискуешь остаться, тут не до претензий на стул со спинкой, быть бы живу.

А забыла вам сказать, дорогие люди мои, что хозяйка решила в честь такого дела пойти вразнос, разориться и приятное гостям сделать. На каждый стул и даже табуретку облезлую, положили по свежей газете «Известия» — копеешный вроде шаг, но всем приятный, потому что задаром. Ну вот, значится, гости развернули свои газеты, шуршат в ожидании праздника. И я шуршу, а что я рыжая чтобы сидеть, когда все штудируют. И тут на меня налетает горничная и пытается газету у меня отнять.

- Позвольте, — говорю, — гражданочка, что за произвол? Где это видано, чтобы у рабочего человека дарёную прессу забирали?

А она, газету из рук вырвала и говорит мне, так же повизгивая, как и в прихожей, когда номерки нам заготавливала:

- У тех, кто без подарков пришел, сказано газету отобрать. Чтобы не повадно было ходить в приличные дома с пустыми руками.

- Я, — говорю, — хозяйки твоей, дура, партнер деловой. Без меня ее гуталин бы ни за что не продался. Полож газету!

А она только бровь вскинула презрительно, газету под мышку и бежать.

Вот, думаю, хорошенькое мне начало. Ходишь, понимаешь, по дням рождениям, тратишься на завивку локонов, чтобы помещение собой украшать, а тут у тебя подаренное отнимают. То есть настроение уже испорчено, дорогие мои люди.

Только-только народ наш расселся, умостил, как говорится, свои филеи на табуретках и бархатных стульях, как горничная снова голосит на все помещение:

- Кто из вас, гости, не понимает по иностранному, те слушайте вон того мужичка в бабочке, -говорит, — он по ихнему кумекает и другим рассказать может.

Гости всполошились, давай бежать к мужичку. Толкаются локтями, каждый первым хочет понимать об чем иностранец будет речь держать. Потолкались, подрались чуть, но пристроили мужичка так, чтобы всем слышно его было. А тут в гостиную и хозяйка с гостем дорогим приблудились. Сама она оделась скромно, чтобы барышами своими народ не дразнить, а гость весь как с иголочки. Зуб золотой блестит, фрак на ём прямо скажем дорогущий, волосы уложены аккуратной стопочкой – сразу видать человек нездешний. Смотрим на него во все глаза, понимаем, что такой фрак только при хорошем выторге бывает, а значит умный человек перед нами расположился.

Ну хозяйка, как водится за подарки поблагодарила, кого искренне, а на кого кося с упреком, дескать как же так, не ждала от вас такой скупости, ну да ладно – сидите уже. Потом стала нам гостя представлять:

- Вот, люди, — говорит, — это он и есть, про кого я вам анонсы делала. Любите его и жалуйте. И все что он вам скажет – делайте, потому что при таком фраке плохого не посоветуют.

Сказала значит так, и уселась в голове стола. Дескать, пусть гость теперь отдувается и публику развлекает. А купец этот, скажем, и не против такого расклада. Стоит, спину держит ровно, будто жердь сожрал, и вещает нам про всякое свое житье заграничное. Дескать, и там был он и сям, и всем он нужен и все он продать умеет: от керосину до телефонных аппаратов, которые только у богатых в прихожих имеются. Наши слушают с разинутыми ртами. Кто-то так старается запомнить премудрости, кто-то на полях подаренной газеты заметки шкрябает. И всяк думает, должно быть, что после таких историй он свои товары теперь на базаре втридорога загонит. Тишина стоит, значится, редкая – хозяйка даже задремала по привычке.

Через какое-то время в гостиной горничная нарисовалась.

- Вставайте, гости, — говорит, — антракт. Идите чай пить на кухне с плюшками.

Что тут началось! Бросился народ к чашкам да к пирожным с кремом. А хозяйка не дура – блюдца дала махонькие, чтобы народ не паковался пирожными – не затем же шли, за пищей духовной шли! Однако не учла она, говоря по научному, специфику аудитории. Наш человек ради пирожных с кремом готов слишком даже на многое. И вот представьте себе, дорогие люди мои, курсирует эдакая толпа с чашками, груженная сладостями по самое не балуйся по небольшой такой кухоньке, прямо скажем, на столько народу не рассчитанной. Ну с грехом пополам поели, и стала горничная назад в гостиную всех загонять. Часть гостей отвалилась, сказавшись занятыми срочными торговыми делами, а остальные прошествовали на свои места. Иностранец снова свое бубнить принялся. Руками в запале махает, картинки какие-то публике показывает – кипятится сам весь от своих историй. Наши снова старательно записывают. Так весь день почти прошел – то премудрости, то пирожные.

После очередного чая я поняла, что пора мне на базар, потому как тамошний наш главный не поймет, куда весь торговый люд вот так вот разом испарился. Подхожу я к горничной и говорю:

- Вы, дамочка, хоть у меня имущество даренное и отобрали, но я вас прощаю. Только дайте мне справку, что я была на умной лекции, слушала как иностранные товарищи рассказывают про торговые всякие хитрости. Без справки такой мне будет от вас уходить грустно – никто не поверит, что я в такие дома вхожа.

- Не дам, — отвечает горничная, — не положено давать тем, кто убегает до конца праздника никаких документов. А то что это выходит – пришли, послушали краем уха, обожрали нас и бежать? Бегите! Но без справок!

Тут я совсем уже скажу вам, дорогие люди мои, взбунтовалась.

- Что же это, — говорю, — делается! Где это видано, чтобы гостям справок не давать! Произвол у вас, дамочка, и насилие над простым базарным народом!

Сказала так и ушла. Не люблю с тех пор, чтобы и по-богатому и задаром.

PS А если коротко — на регистрации девочки тупили и не спешили, в зале людей рассадили крайне грубо и на мой взгяд не этично разделив на классы, о возможности получить наушники для синхронного перевода сообщили прямо впритык перед выступлением, у меня из рук вырвали проспект мастер-клласса, потому что я свой билет выиграла, а не купила и т.п.

Автор: Дарья Заседа

VN:F [1.9.22_1171]
Rating: 5.0/5 (1 vote cast)
По-богатому, 5.0 out of 5 based on 1 rating
comments powered by HyperComments
Ольга Сафронова
2013-03-23 06:13:27
Боритесь с коррупцией!
Суханова Снежана
2013-03-13 17:44:13
Как бы это не было печально, нам стоит смириться с тем фактом, что если у тебя нет денег и ты ходишь на семинары или иные встречи по приглашениям, к тебе будут относиться как к человеку самого низшего сорта.. Это на мой взгляд самая главная проблема нашего общества
politova saratov
2013-03-13 17:44:50
А я вообще не понимаю, зачем они делают такой акцент на том, куплен билет или он бесплатный. Люди то и интересы от этого не меняются. Хотя эти качества уже давно ушли на второй план. А на первый вышло богатство человека
Новикова Лилия
2013-03-13 17:45:36
Я вообще не понимаю, зачем делать приглашения, если к людям, которые пришли по этим приглашениям, относятся мягко говоря неуважительно? чтобы показать, что он никто? Это на мой взгляд жестоко
Лукина Дарина
2013-03-13 17:46:18
Такое к сожалению творится везде. И для организаторов подобных мероприятий самое важное состричь как можно больше денег с пришедших, для этого они и делят их на группы, чтобы было видно, с кого можно состричь деньги а с кого нет
Наумова Кристина
2013-03-13 17:47:26
Я вообще не люблю ходить на подобные мероприятия, тем более, если иду туда по льготному билету. Это как своего рода знак для организатора, чтобы ущемить тебя во всем, чем только можно
Vitaliy BM
2013-03-14 15:55:46
Богато жить не запретишь. Кто то считает что то безвкусным и лишним, а кто то считает гулять так гулять. Это жизнь...
Anna Radchenko
2013-03-18 13:07:21
В обществе не только эта проблема их гораздо больше.