Груня. Поздняя любовь

image

Косовороткин был очень несчастен. И виноват в этом был сам, так что пойти и набить кому-то лицо или учинить скандал не было никакого повода. В молодости он думал, что слишком хорош для этого мира – слишком умен, красив, моден, весел. Вначале мир сопротивлялся – приводил к нему друзей, любимых, интересных знакомых, но Косовороткин их всех отвергал. Кого-то отпугивал грубостью, кого-то отваживал холодностью и безразличием, а кого-то просто изводил издевками и насмешками.

В конце концов, к 30 годам его все оставили в покое, как он и мечтал. Даже родители стали звонить раз в год – поздравить с днем рождения, да и то – надиктовывая поздравления на автоответчик.

Первое время Косовороткин был вне себя от радости. Наконец-то освободилось время для серьезных хобби. Вначале он перечитал всю свою библиотеку, потом начал скачивать электронные книги. Вел дневники прочитанного, где ровным аккуратным почерком писал о своих впечатлениях и даже спорил с автором.

Потом он пошел в спортзал, поставив себе задачу за год создать фигуру своей мечты. Потом выращивал карликовые фиговые деревья. Потом вырезал сложные картины на арбузах. Потом строил гигантские карточные домики. Потом собирал пазлы на 25 000 кусочков с картинками Моне.
Одним словом, Косовороткин вел бурную внутреннюю жизнь, пробуя то одно, то другое, но не находя себя ни в одном из занятий. К чести его скажем, что он был человеком последовательным, и раз попросив у судьбы одиночества, никогда не ныл в дождливые дни или пасмурные вечера, не грустил, глядя весной на парочки и не скучал, сидя один за столиком в ресторане. Жил в свое удовольствие.
И вот однажды, почти накануне своего сорокалетия Косовороткин понял, что очень несчастен. Хобби утомили, позвонить было некому даже чтобы рассказать о своих успехах или достигнутых внутренних вершинах. Родители как-то незаметно полностью перебрались жить на природу – в село. Друзей не было. Женщины, которая стала бы терпеть Косовороткина со всеми его пазлами и фиговыми деревьями на горизонте тоже не вырисовывалось. Ну не искать же себе друзей в Интернете, честное слово…хотя…
Косовороткин решился. Три недели он лазил по различным сайтам и форумам, читал, читал, читал. И вот в один прекрасный день, он отправился по указанному на сайте адресу. Позвонил в квартиру, ему открыла красивая молодая женщина. «Алена?» — спросил Косовороткин. «Да, проходите, я вас давно жду. Раздевайтесь». Косовороткин снял пальто и сапоги и прошел в комнату. Тут его глаза натолкнулись на то, ради чего он собственно и приехал. В аккуратном вольерчике ползало шесть маленьких французских бульдогов, смешных и как ни странно, очень солидных и серьезных. «Вот эти две девочки у меня свободны», — сказала женщина и показала Косовороткину на палевую и черную собачек. Косовороткин обмер. «Черную!!!». «Я почему-то так и знала, что вам понравится именно она. Щенкам в принципе не принято давать имен, чтобы они привыкали уже сразу к правильному имени, которое выберет хозяин, но я мысленно зову ее Груней», — женщина улыбнулась и протянула Косовороткину чуть похрюкивающую малышку.
Едва взяв ее в руки, Косовороткин влюбился поздней тяжелой и очень мощной любовью. Отдав деньги, он поехал с Груней домой, про себя отметив, что имя Груня – отлично подходит этой собаке. Дома уже ждал ворох всяких собачьих мисок, подстилок, костей, кормов – Косовороткин все делал с размахом.
А утром они отправились на первую прогулку. Тогда-то Косовороткин и понял, что мир не отвернулся от него из-за его глупости, а просто подбирал ключик, подбирал чудо именно для него…

VN:F [1.9.22_1171]
Rating: 4.0/5 (3 votes cast)
Груня. Поздняя любовь, 4.0 out of 5 based on 3 ratings
comments powered by HyperComments