Говорящая шпага

Говорящая шпагаАнри – учитель фехтования

Он был простолюдином, горожанином низшего сословия, и никакое фехтовальное искусство не могло его поднять по социальной лестнице.

В Париже, да нет, во всей Франции не было лучшего фехтовальщика, чем Анри. Но с ним никто не хотел фехтовать потому, что аристократы не могли состязаться с обычным человеком. Ему платили деньги, много денег, он был богат, как торговец, но общаться с ним вне занятий никто не хотел. По французским меркам Анри был красив, но разодетые девушки высшего сословия не допускали и мысли об отношениях с простолюдином.

Однажды ночью он проснулся от мысли, которая им завладела полностью. Я поеду в Россию и там буду учить фехтованию, иностранцы для них — это люди высшего сословия и таким образом я стану настоящим русским дворянином. Он приехал в Москву и пришёл на крупнейший городской базар, где разные силачи-циркачи-борцы показывали своё искусство и предлагали всем желающим посостязаться с ними в искусстве и ловкости.

Одним таким поединщиком был азиат с раскосыми глазами и кривой саблей, у которого был целый арсенал сабель, шпаг, рапир и мечей. Хасим, так звали фехтовальщика,  делал свою ставку на поединок в десять золотых монет, а желающий разбогатеть должен был поставить на кон один рубль. Понятно, что рубли текли к Хасиму рекой. Анри подошёл и поставил десять золотых. Хасим внимательно посмотрел на француза: такой глупой ставки он ещё не видел. Дело в том, что десять золотых монет принадлежали хозяину базарного цирка, а значит Хасим не мог их никому отдать. Анри выбрал рапиру и встал в позицию. Хасиму не понравилось начало поединка, он понял, что имеет дело с профессионалом, но у него в запасе было несколько иноземных трюков, и он ещё надеялся, что победит.

Хасим стал приближаться к Анри, но тот стал вроде отходить, куда-то в сторону  в каком-то странном танце и оказался с левой стороны Хасима. Ещё не было сделано ни одного удара, но Хасим понял, что это не профессиональный фехтовальщик, а настоящий мастер. Хасим объявил, что отказывается от поединка, а значит, что заклад с обоих сторон был возвращён.  Анри не удивился: он бы не хотел разорять беднягу и, положив рапиру на место, хотел идти дальше.

Но к его плечу притронулась чья-то рука. Он обернулся и увидел седого высокого военного, который предложил ему место преподавателя фехтования в царской гвардии. Анри согласился, так как он был свободен.

В гвардии все преподаватели имели воинские звания, Анри в порядке исключения присвоили офицерское звание, так как обучать гвардейцев гражданский человек не мог. Встретили его настороженно и пренебрежительно, всему виной была молодость Анри. По воскресеньям устраивали показательные поединки между гвардейцами, на которых присутствовал и царь.

Соперничество в армии и в гвардии обычное дело и было полно всяких дуэлянтов и любителей острых ощущений. Обычно среди участников отборочных поединков находились пара-тройка лидеров, которые состязались уже перед монаршей особой  за право получить подарок от царя.

Анри, как не имевший заслуг в прежних состязаниях, вышел первым. Ему выделяли одного противника за другим, и Анри в течении одной минуты уверенно их побеждал. Потом был перерыв, все готовились к продолжению состязаний уже в присутствии царя, прибыло много дворцовой свиты, том числе и молоденькие прекрасные русские красавицы фрейлины.

Анри вызвали первым, он был самый нетитулованный, и поэтому устроители турнира считали, что его случайные удачи закончатся. Было ещё одно обстоятельство, которое оказало решающее значение на  судьбу Анри. Все присутствующие бились об заклад и делали ставки. Делали свои ставки  царь и царица. Так вот царица единственная поставила серебряный рубль на симпатичного неизвестного француза.

Поединок начался с гвардейцем, который был хорошим фехтовальщиком, но не более того. На подносе к царице принесли целую кучу денег, и вернулся её серебряный рубль. Деньги не интересовали царицу, но азарт игрока захватил её. Она первой поставила рубль на француза, никто не посмел повторить  её ставку, и все поставили свои ставки против. Царь тоже поставил золотой против серебряного супруги. Страсти накалились. Царица была своенравной, и все знали её неукротимый нрав.

Поединок начался с известным дворцовым дуэлянтом. Тот отличался волей к победе и жестокостью. Но Анри играючи дважды выбил оружие из рук соперника. Улыбающаяся царица снова получила поднос денег, царь побагровел.

Ещё несколько поединков прошли быстро и однообразно, Анри побеждал, царица получала поднос с деньгами, царь был в ярости. Был объявлен перерыв, который затягивался. Это царь срочно вызвал известного на всю Россию дуэлянта, которого уже несколько раз высылали из Москвы и снова возвращали по высочайшему повелению.

Анри вышел спокойным, а присутствующие ахнули, когда увидели его титулованного соперника. Все поняли, что на самом деле идёт поединок между царём и царицей. Царица своим женским чутьём первой поняла, что француз — великий фехтовальщик. Царица любила танцы, и она заметила странные танцующие сложные и неуловимые движения Анри. Она никогда не видела таких лёгких и динамичных передвижений. По реакции зрителей Анри понял, что его соперник необычный. Царь не был кровожадным, но он был русским царём и не мог допустить, чтобы кто-то не покорился его воле, пусть это будет и сама царица. Ставки в очередной раз повторились, только царь положил горсть золотых монет, как бы выразив Богам свою царскую волю.

Анри не был жестоким, побеждать других фехтовальщиков была его работа, но техника была его  не самым главным оружием. Когда он был маленьким, то гулял по полю в летний дождь, который внезапно перерос в страшную грозу. Молнии ударяли в землю вокруг него, он испугался, но молнии не прекращались, и он неожиданно сам для себя успокоился. Его осенило, что молния живая и играет с ним. Он слился со стихией. Молния продолжала наносить мощные удары, но он заранее чувствовал, когда  и куда будет нанесён удар. Он потерял счёт времени, но игра продолжалась целую вечность. С тех пор Анри всегда знал заранее о том, какое движение сделает его противник и без труда отражал любые атаки.

В первое же мгновение Анри выбил у противника оружие и поднёс острие своей рапиры к его горлу. Царь зло посмотрел на ведущего турнир. Ведущий объявил, что скоротечность действий соперников не дала возможности публики оценить их мастерство и поединок повторяется. Все снова повторили свои ставки,  царь снова положил горсть золотых монет. В первое же мгновение Анри выбил у противника оружие и снова поднёс свою рапиру к его горлу. Царь демонстративно встал и не поздравив победителя ушёл. Зато царица в нарушение этикета сама встала и подошла к Анри и отдала ему при всех свой серебряный рубль, который она все поединки ставила на него…

Царь действительно является самым главным в России, но он всего на всего — муж своей жены…

Шпага-невидимка

Анри гулял по Москве после интересного дня, хотя было много поединков и других впечатлений, но он вспоминал только царя и царицу. Да они были хорошо одеты, да вокруг них была свита, но внешне они были обычными людьми. Вечерело, Анри встрепенулся, надо было идти искать его холостяцкое жилье, ведь он еще плохо знал город. Он не заметил, что уже несколько часов за ним

следовала карета. Вдруг карета остановилась, из нее вышли трое мужчин со шпагами в шляпах, которые закрывали их лица.

Анри шел по небольшой улице, но уперся в  тупик, он повернулся и увидел трех мужчин, что обнажили шпаги и приближались к нему. Он оставался спокоен и улыбаясь спросил: «Месье  не ошибаются?» В ответ услышал грозное: «Мы пришли исправить ошибку.» Анри продолжал улыбаться и снова спросил: «Месье не нужно исповедь?» Ответ был казалось неутешительный: «Сам молись о прощении грехов, если веруешь.»  С лица Анри исчезла улыбка и он тихо сказал-прошипел с металлом в голосе: «Бросайте шпаги или умрете на этом месте.» Наемные убийцы захохотали, но их хохот внезапно оборвался раньше, чем за секунду…

Это случилось 5 лет назад, во время фехтовальных занятий с молодым аббатом. Анри услышал необыкновенную историю. Аббат исповедовал наемного убийцу, которого задержали при множестве свидетелей на месте убийства дворянина. Но орудия преступления — шпагу так и не нашли. Очевидность вины не ставилась под сомнение, многие на базаре видели сам удар шпагой, но полиция не нашла шпагу, которой был убит герцог. Преступника не приговорили к смертной казни из-за отсутствия орудия убийства, а отправили гребцом на галеры. Учитывая, что средняя продолжительность жизни гребца составляла максимум год, фактически это была та же смертная казнь только медленная. Поэтому осужденных на галеры исповедовали. Наемный убийца не сообщил аббату куда исчезла шпага, единственное, что вырвалось у него: «Мастер из Дамаска не обманул!»

Анри сразу догадался, что в Дамаске живет мастер, который делает шпаги-невидимки. Анри отменил все занятия, собрал все свои сбережения и поехал в далекий Дамаск. Уже не первую неделю он ходил по известным и неизвестным мастерам и расспрашивал, кто делает не совсем обычные шпаги. Разных ответов он наслушался, но Мастера так и не нашел. Отчаявшись, он уныло сидел у Большой мечети Дамаска просто разглядывая прохожих. Вдруг он обратил внимание на старика в простой одежде, которому все оказывали знаки внимания. Анри спросил рядом стоящего мальчика: «Кто это старик, что ему оказывают столько внимания?» Ответ мальчика поразил: «Это единственный мастер в Дамаске, который делает шпаги-невидимки», — мальчишка тут же испуганно закрыл рот ладонью и убежал.

Анри решительно подошел к старику, встал перед ним на колени и обнял его. Они стояли неподвижно несколько секунд, но для Анри это продолжалось целую вечность, он молча умолял Мастера сделать ему шпагу. Мастер взял рукой за волосы Анри и поднял его голову и глянул в глаза, взгляд мастера был, как укол шпагой.

Он радостно шел за Мастером, у него будет своя шпага-невидимка, у него будет то, чего быть не может. Но шпагу надо было еще сделать.  Как оказалось ничего необычного не бывает. Это почти обычная шпага с открытым эфесом, то есть ручка и лезвие. Лезвие это почти широко известны сварной клинок, который сворачивался в круг и даже немного больше. Но хранилась шпага в особых металлических ножнах-поясе, который одевался на талию. Одним неуловимым движением шпага извлекалась из ножен и внешне безоружная жертва за доли секунды превращалась в вооруженного воина. Каждый из противников, вне зависимости от их боевого опыта, кто наблюдал  это превращение — замирал на мгновение, а уж этого мгновения всегда хватало на то, чтобы отправить удивленного зрителя или зрителей  в последний путь.

Год Мастер изготавливал шпагу, а Анри бесплатно давал уроки фехтования всей малышне в округе. Были и несколько платных учеников, которых он брал по личной просьбе Мастера. Этих учеников Анри учил по-настоящему: «Все опытные фехтовальщики знают, что шпагой наносится только один удар, что противник глазами и телом показывает подготовку одного удара, а сам наносит другой. В бою всегда бывает победитель и побежденный. Все начинают поединок, чтобы победить, но получается это  у одного. Фехтовальщиков не может быть много, фехтовальщик — один. Ты должен стать единственным, иначе занимайся другими делами. Пронзает врага не сабля или шпага, а — ты сам. Твоя шпага живая, но она нуждается в тебе, а ты в ней. Пока вы оба живы и вместе, вас никто не может победить. Вы должны верить и доверять друг другу, она лучше тебя знает, как победить. Никогда не мешай своей шпаге убивать. Это ее работа.»

… полиция опросила Анри, выдвинула версию попытки ограбления, похвалила за оказание сопротивления вооруженным грабителям и сообщила военному коменданту о геройской схватке безоружного преподавателя фехтования с вооруженными грабителями. Никто не искал шпагу у Анри, в полиции подумали, что он, конечно,  выхватил шпагу у одного из нападавших. Хотя нет такого фехтовальщика, который бы позволил безоружному отобрать у себя шпагу, тем более несколько вооруженных шпагами мужчин дали безоружному отобрать у них шпагу и ожидали когда их убьют. Просто бред. Полиция выставила трупы на опознание для установления их личности и для проверки их причастности к другим нераскрытым преступлениям.

Тайна шпаги-невидимки пока осталась нераскрытой. Анри сразу не мог уснуть, вспоминая процесс изготовления шпаги, особенно закалку в жидкой глине цвета крови. Он перед сном еще раз глянул на узорчатый волнистый металл клинка, да это Дамаск. Она было удивительная  — самозатачивающаяся шпага. «Мастер из Дамаска не обманул!» — вырвалось у него. Чтобы острота шпаги восстановилась, ей надо было ночь просто повисеть в расправленном виде без ножен.

Анри уже спал, когда во дворце началась паника, царица в гневе всех поставила на уши, а всех означало и ее мужа: «Это ты подослал к безоружному красавцу французу убийц и, если бы не его мастерство, то ты бы сейчас радовался!» Царь не оправдывался, что наводило на невеселые мысли относительно моральных качеств русского монарха и указывало на его ревнивый характер. А чтобы хоть как-то  задобрить супругу, царь своим повелением пожаловал гвардейскому офицеру очередной чин и имение с  1 200 реестровыми крестьянами в ближнем Подмосковье. На рассвете крепостные крестьяне на карете отвезли своего нового  помещика в имение, ведь  указы царя в России исполнялись немедленно.

Первое правило гвардейца

Занятия по фехтованию проходили в просторном светлом зале, на одной из стен были зеркала, пол был покрыт дубовым паркетом.  Было много дополнительного оборудования, начальник фехтовального зала доложил Анри о готовности помещения  к проведению занятий. Последовал доклад и о готовности взвода гвардейцев к занятиям.

Анри медленно прошел мимо гвардейцев, построенных в одну шеренгу. У всех были боевые шпаги. Каждый представлялся и называл звание и фамилию, только бледнолицый гвардеец с вызовом представился князь Валерий Львович. Анри внимательно сверял фамилии произнесенные вслух и записанные  в журнал, проведение групповых занятий было для него делом обычным и, занимающихся ожидал сюрприз.

Анри снова пошел вдоль шеренги и каждому задавал один и тот же вопрос: «Чему Вы хотите научиться на занятиях?» Ответы были однотипные: «Сражаться на шпагах», только князь с издевкой заметил: «Хочу научиться драться, как вы!» Анри ровно ответил, что его задача раскрыть индивидуальные способности каждого, а не сделать чьи-то копии. Также он добавил, что есть только одно правило, которое каждый должен усвоить: «Ваша шпага живая, она вас защитит и поможет победить, но и вы обязаны беречь и защищать свою шпагу, даже ценой собственной жизни.» Как всегда никто ничего не понял, многие заулыбались. Тогда Анри сказал, что у них практические занятия и теперь от устных объяснений перейдем к отработке навыков.

Он вежливо спросил: «Кто желает начать первым?» Князь медленно вышел и встал напротив в двух-трех шагах. Анри из прямых ножен вытащил свою боевую шпагу и приставил ее острие к горлу князя, все затаив дыхание замерли. Анри сказал: «Дайте, пожалуйста, вашу шпагу князь!»

Князь правой рукой потянулся к рукоятке, Анри добавил: «Пожалуйста, левой рукой и медленно.» Князь левой рукой медленно вытащил шпагу. Анри сказал: «Шпагу на пол!» Князь медленно двигаясь положил шпагу возле своих ног, движения были медленными, так как Анри держал острие шпаги возле горла князя. Анри продолжил: «Отойти назад на два шага.» Князь медленно отошел, Анри медленно нагнулся и поднял шпагу и сделал вид, что переломил ее об колено. Никто ничего не понимал. Князь стоял красный, как рак.  Тогда Анри сказал: «Теперь вы князь проделайте то же самое со мной.»

Князь улыбнулся, вложил шпагу в ножны, вздохнул пару раз, вытащил шпагу  и приставил ее острие к горлу Анри, все затаив дыхание замерли. Князь со злостью сказал: «Дайте, пожалуйста, вашу шпагу сударь!»

Анри ответил: «Лучше я сегодня умру молодым, чем расстанусь со своей шпагой и до старости буду вспоминать свой позор.» Князь сильнее надавил на горло Анри и срываясь на крик проговорил: «Вашу шпагу сударь!» Анри ответил: «Моя шпага, князь, никогда не достанется ни вам ни кому-то другому.» Князь сильнее надавил острием шпаги на горло Анри, капля за каплей медленно потекла кровь по шее, затекала и на клинок шпаги, также медленно текли и секунды. Никто не двигался. Князь с раздражением бросил свою окровавленную шпагу на пол.

Анри сказал, что не может закончить занятие, пока не усвоено первое правило. Он вежливо спросил: «Кто желает продолжить?» Князь поднял свою шпагу, вложил ее ножны и кротко спросил: «Разрешите, повторить еще раз.» Анри ответил: «Что упорство князя заслуживает уважения, но  он должен усложнить вторую попытку. Князь повторит попытку с первым, кто зайдет в фехтовальный зал.»

Самое тяжелое в армии это ожидание. Через полчаса в зал зашел командир гвардейского полка лейб-гвардии полковник. Князь мгновенно вытащил свою шпагу и приставил ее окровавленное острие к горлу полковника, все затаив дыхание замерли. Князь вежливо сказал: «Дайте, пожалуйста, вашу шпагу полковник!» Полковник  правой рукой потянулся к рукоятке, князь  добавил: «Пожалуйста, левой рукой и медленно.» Полковник левой рукой медленно вытащил шпагу. Князь сказал: «Шпагу на пол!» Полковник медленно двигаясь положил шпагу возле своих ног, движения были медленными, так как князь держал окровавленное острие шпаги возле горла полковника. Князь продолжил: «Отойти назад на два шага.»  Полковник медленно отошел, князь медленно нагнулся и поднял шпагу и сделал вид, что переломил ее об колено. Полковник возмущенно сказал: «Черт, знает, что происходит! А этого так не оставлю!» и вышел из зала. Гвардейцы закричали: «Ура!» и бросились обнимать князя.

Зеркала на стене зала выполняли еще одну функцию. С другой стороны они были прозрачными и особы, которые желали инкогнито наблюдать за проведением занятий гвардейцев, имели такую возможность.

Внезапно в зал вошла фрейлина царицы и подошла к Анри, который вежливо поздоровался. Девушка медленно дотронулась до его шеи и тщательно вытерла кровь белоснежным шелковым платком с вензелями и золотой короной. Затем повернулась и быстро выбежала. Гвардейцы были заняты поздравлением князя, а Анри удивленно посмотрел на зеркало. Затем он медленно прошел вдоль его и в каком-то месте остановился и стал смотреть в определенную точку. С другой стороны послышался шум, точнее шуршание женских нарядов, потом донесся шум шагов в женских туфлях на каблуках и все стихло.

Подмосковное имение

После занятий в полку, Анри подали карету с тройкой лошадей и повезли в имение. Управляющим казенным имением был чиновник Московской губернии, который теперь должен был передать имение вместе с документами новому хозяину.

Последние годы управляющим был Петруша, проворный невысокий русый мужчина 35 лет от роду, которому пожаловал вольную еще предыдущий помещик, но Петруша остался в имении, где родился и вырос. Петруша по дороге рассказывал новому собственнику о территории имения, постройках, целевом использовании земельных участков, леса и водоемов, а также о составе крепостных крестьян. Отдельно Петруша доложил о доходах  и расходах, в том числе ежедневных, месячных и годовых, наличии денежных средств в московском губернском банке. Деликатно Петруша проинформировал, что близость Москвы никак не используется и, что часть крестьян можно было на выгодных условиях отдать на работу в город, что доход от городских работающих втрое выше, чем от крестьян, обрабатывающих земли. Так же Петруша сказал, что продукты из имения невыгодно продавать на базарах и целыми днями держать повозки и крестьян, каждое утро отвозить продукты в город и привозить обратно. Выгоднее их продавать по трактирам, крупным домовладениям и магазинам, но для этого в Москве надо иметь дом для проживания крестьян и большой склад для хранения продуктов и дров, а также пару повозок для развозки продуктов по Москве. Но на оформление такой покупки управляющий имением согласия не давал, говорит в Москве дорогие дома. Анри понравился Петруша, особенно его деловой поход к ведению хозяйства.

Помещичья усадьба  располагалась в центре села с красивым названием Веселово, главным строением был господский двухэтажный каменный дом с белыми колоннами. Такой дом возле Парижа назывался бы замком. Рядом были другие постройки: церковь, конюшня, сарай для скота, помещение для прислуги, кустарные мастерские, баня  и недостроенный винокуренный завод. Село насчитывало полторы сотни дворов.

В имение входило еще одно совсем маленькое село у Московского тракта, там было чуть больше двадцати дворов, а все жители села работали на постоялом дворе и в трактире.

Петруша тихо добавил: «Я ведь, барин, коммерческую академию закончил за сына прежнего помещика нашего, он документ об окончании получил, а я — знания. Таких как я, образованных по коммерческой части, по всей России меньше сотни душ будет. Куда меня только не приглашали, да прикован я к имению. Люблю я замужнюю крепостную крестьянку, сил моих нет. Я сам о себе говорю, чтобы другие черными словами к любви моей не касались. Да деток, Машиных от мужа ее, готов нянчить, как своих. Ты не русский барин и не знаешь, что на земле нашей русской любовь только горькая бывает. Такая судьба наша. Еще барин песку у нас много, можно карьер сделать и стекольный завод. Бутылки, стекла и зеркала жутко дорогие и цена их все время растет. А покупателей здесь не пересчитать, одно слово – Москва.»

Анри спросил Петрушу: «Мне надо отметить получение воинского звания и дворянского титула, пожалованного вместе с поместьем, пригласить желательно несколько десятков офицеров. Как это лучше организовать?» Петруша ответил: «Освободим от посетителей постоялый двор и закроем для приезжих трактир, до сотни гостей можно смело приглашать.  Останутся ночевать, милости просим. Карет своих несколько, у соседей возьмем пару десятков. Расходов никаких, еду и водку свою подадим, в Москве таких вкусных блюд никто не приготовит и водка наша отменная. Только посуды иноземной надо докупить, красивую одежду для обслуги и белья господского постельного. На подготовку день, ну два от силы. »

Анри переспросил Петрушу: «Может водки докупить?» Петруша ответил: «Обижаете барин, да нашими запасами весь полк можно месяц поить и то, еще водка похмелиться останется.»

Петруша твердо добавил: «Ты прости меня барин, только тебе больше одному ходить не позволю. Будет у тебя круглосуточно карета с кучером и двумя богатырями нашими. Да еще карета для лихих ребят наших будет все время рядом с тобой. Ты отец наш и, если что не дай Бог с тобой случится, то ведь ты сиротами нас оставишь. Нас 1243 души на день сегодняшний, нельзя нам без тебя. А ведь такого, как ты разве найдешь?»

«А откуда ты знаешь, какой я?» — спросил Анри. «Я с каретой день дожидался у полка вашего, да у кучеров полкового начальства за день о вас столько наслушался, что волосы дыбом стоят. Главное хорошо, что нет у вас любимой зазнобы! А то любовь на Руси столько судеб сгубила, что и сосчитать нельзя!» — признался Петруша.

Гвардейская пирушка

Анри никогда не мог достойно отметить свой день рождения. Сейчас такая возможность появилась. Он мог позволить себе устроить праздник… вероятно это было справедливым, ведь  Анри  был  признан лучшим фехтовальщиком в Москве.

На гвардейскую пирушку приехали 42 офицера, в том числе и командир полка с женой. Приглашены были и десяток соседей-помещиков, а также несколько московских кавалеров. Под разными предлогами пробрались, засидевшиеся в девках дочки окрестных помещиков. Сложилось так, что приехала и дочь председателя московского губернского банка Полина, которая немного прихрамывала, но не знала отбоя от охотников за приданым.

Первый тост был, по гвардейской традиции, за здоровья Царя-батюшки и царицы. Второй тост за нового лейб-гвардии поручика и российского дворянина Анри.  Третий тост был за здоровье командира полка и его супруги. Гвардеец, что сидел рядом с Полиной рассказал ей, что Анри это сущий дьявол со шпагой и на сегодняшний день в Москве у него нет равных, а так же добавил, что занятия Анри проводит не по уставу, но все гвардейцы довольны, что им повезло с преподавателем.

Анри, как хозяин, потанцевал с каждой из присутствующих дам, конечно и с Полиной, которая раскраснелась во время танца. Анри деликатно пригласил Полину посмотреть имение в любое время, когда ей будет удобно и пожаловался ей, что не может танцевать дважды в неделю, как ему порекомендовал французский врач потому, что у него нет подходящей пары. На небольшую хромоту Полины Анри не обратил внимания, так как у него самого побаливала правая рука и координация движений была слегка нарушена. Он в последнее время не выполнял предписаний своего врача в отношении попеременного фехтования обеими руками. Разговор Анри с Полиной дружелюбно журчал, у Полины был отличный французский.

Учитывая, что хозяин является их преподавателем фехтования, гвардейцы вели себя можно сказать, как дети, однако это не мешало им периодически уединяться с барышнями на постоялом дворе, который примыкал к трактиру. Веселые и шумные молодые гвардейцы в красивой форме со шпагами вызывали у соседей-помещиков страх и зависть. Однако их жены и дочки были несказанно рады возможностью потанцевать с гвардейцами и не только.  Еще случалось, что дочки с мамами встречались при входе в постоялый двор, куда бежали уединиться с гвардейцами, но всем было не до церемоний и других условностей.

Соседи-помещики хорошо знали, что по малейшему поводу гвардеец мог проколоть шпагой любого дворянина насквозь, а пьяному гвардейцу вообще повод для убийства порядочного дворянина не был нужен. Сегодня они могли пить с настоящими гвардейцами, которые вели себя с ними на равных. Они могли тыкать бесстрашным гвардейцам, которые к ним относились с уважением из-за того, что они являются соседями Анри. Еще помещики предвкушали счастье и удовольствие от того, как они другим провинциальным помещикам будут рассказывать о том, что они пили на брудершафт с гвардейцами, тыкали гвардейцам и, что гвардейцам нравились их дочери и жены.

Внезапно ворота трактирного двора открылись и во двор буквально ворвался эскадрон гусар. Их командир, усатый красавец поручик, зычным голосом скомандовал: «Очистить трактир! Дамы могут остаться.» и спрыгнул с разгоряченного коня. Анри подошел и сказал, что он дворянин и хозяин трактира, а сегодня у него праздник, приглашены гости, а потому трактир для других посетителей закрыт. Гусар сказал, что они отскакали 50 верст и нуждаются в еде и отдыхе. Анри ответил, что он офицер и не даст другому офицеру умереть с голоду и, конечно, их обслужат, но за пределами трактира, чтобы не мешать гостям веселиться.  Гусар, принял учтивость Анри за слабость и решил, то ли покрасоваться перед дамами, то ли перед подчиненными и заявил: «Гусары всегда впереди: им или разрешают быть первыми, или они отстаивают свое первенство силой!»

Анри твердо сказал: «Сегодня гусарам придется уступить гвардии!» Гусарский поручик вынул шпагу и ответил: «Тогда гусары продемонстрируют свою силу!» Анри подчеркнул: «У меня сегодня праздник и я не дам его омрачить, но если гусар хочет показать свое мастерство, то я предлагаю шутливый поединок с завязанными глазами!»  Красавец-гусар игриво глянул на разодетых дам за столами и гордо ответил: «Я привык побеждать при любых обстоятельствах, а глаза нам пусть завяжут мои гусары.»

Минуту спустя с черными повязками на глазах два поручика стояли друг напротив друга, саженях в десяти, и начали сходиться. Гусар, со шпагой в вытянутой руке, не спеша двигался в направлении вероятного местонахождения гвардейца. Анри сделал круг на месте и пошел зигзагом, причем было видно, что он каким-то таинственным образом знал, где находится его противник. Гусар маленькими шашками проходил мимо Анри,  а тот выждал секунду-другую и уверенным движением руки приставил острие своей шпаги к затылку гусара и тихо сказал: «Брось шпагу!»

Гусар быстро сделал пару шагов вперед и развернулся. Анри пошел по кругу, обошел гусара, подойдя к нему сзади и медленно просунув свою правую руку со шпагой под рукой со шпагой гусара, направил шпагу вверх и уперся острием в подбородок гусара, при этом Анри, в полуприсяди, прижался грудью к спине гусара и левой рукой схватил рукоятку своей шпаги. Гусар пытался было дернуться, но шпага острием жестко упиралась в подбородок, а руками Анри было охвачено туловище гусара. Анри скомандовал: «Шпагу на землю!» Гусар пафосно ответил: «Пусть я погибну, но не сдамся!»

Анри вогнал полвершка стали в подбородок гусару, струйка алой крови весело побежала по клинку. Все затаили дыхание, понятно было, что время для шуток безвозвратно ушло. Анри громко, чтобы все услышали сказал: «Погибнуть за царя и отечества это геройство! Командиру погибнуть от собственной глупости и зазнайства в присутствии подчиненных и гражданских лиц это воинское преступление и тебе не будет пощады!» Острие клинка начало медленно двигаться вверх, рот гусара приоткрылся, наверно острие дошло и до верхнего неба. Гусар прохрипел: «Сдаюсь!» и бросил шпагу на землю.

Несколько гусар подошли к своему командиру, с удивлением и страхом поглядывая на Анри. Кровь гусара, что лилась из подбородка, залила китель. Один из гусар, что был постарше других, аккуратно поднял с земли брошенную Анри черную повязку, приложил ее к своим глазам и убедился, что через повязку ничего видно, затем перекрестился, а потом решительно перекрестил Анри и внимательно на него посмотрел, возможно думал, что Анри исчезнет.

Полина набралась храбрости и спросила Анри: «Как Вы это сделали?» Анри погромче, чтобы все слышали ответил: «Летом от мужчины, который проскакал 50 верст одеколоном определенно не пахнет и дыхание у него учащенное, так что определить местонахождение и направление движения не сложно, при определенной тренировке, конечно.» Но на самом деле, Анри просто безгранично верил своей шпаге…

Несколько провинциальных барышень, как водится, пропали вместе со столичными гвардейцами и появились в своих поместьях  только через несколько дней сияющие от женского счастья. Причем пришли они в поместья не пешком, как иногда с ними бывало, или в помятой одежде, а их привезли на красивых каретах в новых дорогих нарядах и с многочисленными подарками.

Но был, один недовольный — Петруша, который сидя у себя в комнате записывал расходы после хозяйского торжества и тяжко вздыхал.

Одним словом: праздник — удался.

Плато смерти

Царской свите объявили, что из Франции приехал лучший дуэлянт, который любезно согласился показать свое мастерство.

Царь при всех поинтересовался, кто есть самый достойный, чтоб сразиться с именитым французом. Свита единодушно начала скандировать «Анри! Анри!» Скоро приехал Анри в сопровождении нескольких десятков гвардейцев, которые не могли пропустить интересный поединок.

В огромном зале собрались больше сотни человек, все с нетерпением ожидали необычного зрелища. Увидев Анри именитый гость неожиданно воскликнул: «Анри, мой спаситель!»  и встал на колени. Анри смущенно покраснел, но поднял с колен соотечественника и сказал: «Я считаю Леруа своим братом.» Царь был краснел от недовольства и сделал недовольную гримассу. Леруа сказал: «Мои кости бы уже давно сгнили, если бы не Анри, а драться со своим спасителям я  не могу. Но чтобы собравшиеся получили моральную компенсацию за несостоявшийся поединок, я с разрешения присутствующих расскажу историю случившуюся больше 4 лет назад.»

И Леруа начал свой рассказ.

Каждый фехтовальщик хочет прославиться в своей стране и я не был исключением.Узнав, что происходит  тайный европейский турнир фехтовальщиков, я собрал необходимый вступительный взнос и пришел в условленное место. Оказалось, что на состязание собрались 12 прошлогодних победителей, по одному от каждой страны и 12 новых претендентов, которые прошли отборочные бои в своих странах. Поединки должны были происходить зимой в Пиренейских горах на юго-западе Франции на маленьком округлом плато.

Все деньги собрали в один мешок и начали комплектовать пары по странам для поединков. Учитывая, что тайный турнир происходил во Франции, первой должна состояться встреча французов. Условия немного показались странными, двое дерутся, один судья-секундант, остальные сидят спиной к соревнующимся. Я не обратил внимание на эту деталь, которая оказалась решающей.

Когда я начал фехтовать с французом по имени Базиль, то мне удалось занять центр  плато я постепенно стал оттеснять его к краю. Край плато это скалистый обрыв в десятки или сотни саженей. Мой соперник стал нервничать и крикнул: «Давай!» В этот момент я почувствовал удар в нижнюю часть спины и упал. Тогда я понял, что это не соревнования, а спланированные убийства.

Тут я услышал веселый молодой голос: «Я вижу, что здесь потребуются услуги лекаря!» Все посмотрели на говорившего, это был молодой безоружный мужчина, который смело подошел ко мне, небольшим ножом разрезал на мне одежду и обнажил кровоточащую рану в бедре. Незнакомец продолжал весело разговаривать, его веселый тон никак не соответствовал обстановке.

Забегая немного вперед скажу, что имя незнакомца — Анри.  Анри вставил в рану тонкую деревянную трубочку и сильно дунул в нее. «Это разведенный яд очковой змеи, он парализует разложение тканей, еще я дам раненному пожевать американскую травку, которая вызовет обильное кровотечение из горла, носа и раны, чтобы запустить механизм восстановления крови,» — без умолку болтал Анри.  К нему подошел Базиль и спросил: «Кто ты?»

Все присутствующие на какое-то время забыли о турнире и подошли поближе и тогда Анри продолжил: «Здесь собрались обыкновенные наемные убийцы со всей Европы и, я на правах хозяина предлагаю всем новичкам немедленно покинуть это плато смерти!» Я стиснув зубы простонал: «Меня бесчестно во время поединка ударили предательски в спину!»

Все обнажили шпаги, только безоружный Анри весело продолжал говорить, обращаясь к Базилю: «Дай мне свой великолепный староиндийский клинок, мастера из Непала, которого ты предательски убил, не желая честно расплатиться за оружие.»

Новички стали быстро покидать опасное место, они поняли, что плато смерти сейчас докажет оставшимся правильность своего названия

Базиль приставил клинок к горлу Анри и угрожающе  сказал: «Назови мне хотя бы одну причину, по которой я должен отдать клинок?»  Новичков уже не осталось, Анри медленно встал и громко сказал: «Твоей шпагой уже  убито 88 человек, если я ей убью всех твоих товарищей, то у шпаги будет счет убитых 99, а я клянусь Богом, что отдам тебе шпагу лично в руки.»

Все смотрели на Анри, как на сумасшедшего. Но Базиль решительно подал свою шпагу Анри и сказал: «Я верю тебе, не медли!» На Анри с криками и проклятьями бросились 11 противников, казалось через несколько секунд он будет мертв. Но прошло пару минут и все его окровавленные противники лежали неподвижно на белом снегу, который быстро начинал  розоветь. Анри подошел к владельцу шпаги и аккуратно ее подал.

«Люблю честный людей…» — начал говорить Базиль и упал с неестественной гримасой на лице. Анри продолжил: «Это непальский мастер единственный в мире делал шпаги, которыми никто не мог пользоваться, кроме хозяина. В рукоятке шпаги был потайной отравленный шип, который мгновенно убивал всякого, кто брал чужую шпагу. Но мастер был предательски убит и не успел объяснить механизм сокрытия-открытия шипа.»

Леруа закончил рассказ, после непродолжительного молчания присутствующих гвардейцы стали кричать : «Ура, Анри!». Царская свита повторяла: «Ура!»

Анри и Царь. Примирение.

Царь инкогнито решил пройтись по Москве, оделся попроще и взял с собой преданных гвардейцев. Прихватил и Анри, чтоб узнать его поближе.

Царя, как и всех горожан и гостей магнитом потянуло на городской базар. Базары — достопримечательность Москвы, вообще базаров несколько, но центральный базар один. Люди на базаре ведут себя по-простому, и как всегда: в высоких ценах, плохом — хорошем урожае, и даже в погоде обвиняют Царя-батюшку.

Один из прохожих вдруг неожиданно произнес: «ЦАРЬ!» Люди стали смотреть по сторонам и увидели высокого статного мужчину в черной сутане, который закрывал лицо капюшоном и трех гвардейцев. Мужчина в сутане был стройный и без округлого живота, визитной карточки служителей церкви. Но под сутаной у мужчины была шпага, каковых у священников отродясь не было.

Шепот: «ЦАРЬ!» превратился в гул над базаром. Образовался круг в несколько саженей, внутри которого стоял царь и трое гвардейцев.  Поведение человека или группы людей можно спрогнозировать, но толпа есть толпа. Кто-то громко сказал: «Бей его!», почти одновременно раздались крики: «Бей!» Анри скомандовал: «Шпаги наголо!» Гвардейцы обнажили шпаги, что на мгновение отрезвляюще подействовало на людей, стоящих в первых рядах. Однако продолжали расходиться волнами крики: «Бей царя!»

Анри был спокоен на базаре находились тысячи человек, но не было ни одного, кто бы мог сравнится с ним  в мастерстве владения шпагой. Анри давно понял, почему он регулярно при заточке шпаги резал руки, это его шпага «пила кровь», в которой она оказывается всегда нуждалась. Шпага была живая, просто она спала и наконец-то проснулась и начала проявлять свой характер.

Шпага  командовала, он слышал внутри себя ее голос, она ему рассказывала про необычную тактику боя. Оказывается он должен был наносить удары только в живот на полтора-два вершка, а если толстяк – три-четыре вершка. Причин таких ударов, шпага ему назвала несколько: грудь человека имеет защиту ребрами, которые более твердые, чем живот. Кроме того, на груди многие носят металлические крестики, образки, а это может повредить ее. И главное, что удары в живот не вызывают быструю смерть, а значит после нескольких минут боя с бунтовщиками на площади будет стоять невыносимый шум от стонов, криков помощи и мольбы о пощаде. Также удары в живот, из-за мягкости тканей позволяют не расходовать лишние силы, которые ему еще пригодятся.

Анри скомандовал: «Коли!» И гвардейцы начали наносить удары по окружающей толпе. Он за первые минуты уложил несколько десятков нападавших и из человеческих тел стихийно образовался небольшой вал в полсажени высотой и несколько саженей в длину. Не останавливаясь он продолжал наносить однообразные удары, его движения напоминали размахивание рукою идущего человека: вперед — назад. Прошло еще несколько минут поединка с толпой.

Убитых и раненных вокруг царя добавилось. Внезапно толпа полурасступилась, полулегла и вперед толпы выбежали несколько десятков человек с ножами и топорами. «Это с мясного ряда,» — сказала шпага. «Тех, что с топорами надо бить только в лицо, тогда ноги по инерции еще сделают полшага-шаг и топор упадет назад,» — подсказала шпага.

Анри наносил тычковые удары шпагой в лицо нападавших с топорами и, действительно голова с руками от удара запрокидывалась назад и топор тоже падал назад. Нападавшие пытались окружить Анри со всех сторон и разделаться с ним, чему он  был несказанно рад. Ему не надо было гоняться за «мясниками», они сами бросились на него. Через две минуты все «мясники» были заколоты поручиком. В толпе начинали молиться о пощаде. Стоны сотен раненных, крики о помощи превратились в сплошной гул, один раненный громко кричал «Царь-батюшка помилуй, нас грешных!»

В бою наметилась затишье-передышка, никто с толпы не мог повернуться и уйти, так как был прижат сзади толпой, но и нападать на излучавших смерть гвардейцев уже никто не спешил. «Пора,» — сказала шпага и продолжила: «Сейчас ты должен обойти весь круг и приставляя шпагу к горлу, приказывать, чтобы они опускались на колени!»

Анри слегка удивленный разговорчивостью и эффективными советами шпаги приблизился к толпе, на него смотрели  взгляды обреченных людей. Он приставил шпагу к горлу бородатого мужчины, купеческой наружности и приказал: «На колени!» Тот мгновенно опустился на колени и испуганно наклонил голову. Анри приставил острие шпаги к горлу следующего человека и громко прокричал: «На колени!» На колени бухнулись сразу несколько человек. Он шел вдоль толпы держа шпагу на уровне горла и повторял: «На колени!». За пару минут первые два-три ряда людей из толпы уже стояли на коленях.

Анри почувствовал вкус победы. «Не медли, это долго не продлится, забери у царя шпагу, и идите сквозь толпу, ты впереди с двумя шпагами укладывай их на живот, гвардейцы с двух сторон пусть держат царя, чтобы он не упал. Идите быстро, но нельзя бежать, оступитесь и можете упасть!» — командовала шпага. Поручик подошел к царю и сказал: «Ваше величество, Вашу шпагу!» Царь безропотно отдал шпагу, Анри приказал: «Диспозиция на марш-бросок: я — впереди, вы трое за мной, гвардейцы с флангов прикрывают и придерживают царя с обнажёнными шпагами, идти быстро, но не бежать! »

Отряд Анри подошел к толпе, первые ряды людей еще продолжали стоять на коленях, он приказал: «Всем лечь! Всем лечь на живот!», с двумя шпагами он пошел прямо на толпу. Первые ряды начали ложиться лицом вниз. Гвардейцы и царь пошли по лежащим людям, идти было тяжело,  так как люди лежали в два-три слоя и ноги постоянно проваливались в пустоты и неровности между телами. За несколько минут Анри вывел свой отряд с базарной площади. Увидев несколько свободных извозчиков, он выбрал две тройки и усадил царя и гвардейцев в одну и закрыл откидной верх. Сам  уселся во второй тройке с открытым откидным верхом и закричал: «Ко дворцу!!! С ветерком!!!»

Ехав сзади, он периодически оборачивался, опасаясь погони. В дороге он слышал недовольный разговор шпаги с кем-то. Он спросил ее: «С кем ты говоришь?» «Что значит с кем, с этой золоченой дурой – царской шпагой,» — ответила она: «Объясняю ей, что я главная шпага потому, что с учетом тех раненых, что умрут сегодня — завтра, я только сегодня убила 261 человека, а она так себе – десяток, да и то за несколько лет и связанных в тюремных казематах.» Анри даже не знал, что и сказать шпаге. Шпага продолжала: «Я ей говорю, что мой потолок тысяча убитых и мне надо создать соответствующие условия. Чтоб она это внушила своему бестолковому хозяину.» Анри деликатно сказал: «Может нельзя с ней так говорить, раз у нее хозяин – царь?!» Шпага возразила: «Это у вас у людей он царь, а у нас у шпаг таких как он много, а вот таких как ты единицы. Поэтому я горжусь своим хозяином и никогда не дам тебя в обиду. Еще ты должен знать, что это для людей ты внешне такой, как все. На самом деле ты красно-бардовый великан, а люди вокруг тебя, как муравьи. Ты фактически непобедим, вот такие дела мой хозяин. Мало того, что ты сам тысячу людей убьешь, так еще гвардейцы тобою обученные десятки тысяч врагов и недругов царя порешат. Так вот, я и говорю этой расфуфыре, что она должна меня слушать и уважать. А то потом, после ее и моей смерти я разыщу  ее в нашем оружейном мире и она будет вечно у меня в рабынях ходить. За неумелость и бестолковость ее хозяина на земле, я с нее строго спрошу!»

Когда кареты подъехали к  воротам дворца, Царь вышел уже без сутаны и величавым жестом подозвал Анри, а когда тот подошел и возвратил царю шпагу, то Царь тихо сказал: «Все — мир, Анри!»

продолжение следует…

VN:F [1.9.22_1171]
Rating: 5.0/5 (3 votes cast)
Говорящая шпага, 5.0 out of 5 based on 3 ratings
comments powered by HyperComments
Игорь Богданов
2013-07-02 21:31:13
Здорово!
Macho Man
2013-10-20 20:20:51
Игорь! Ты герой, прочитал до конца эти рассказы!