Говорящая шпага 2

Говорящая шпага Начало

Принцесса и сестры

Принцесса и сёстры

Анри ночью вызвали в полк, его там ждал израненный корнет, который не разрешал никому из лекарей, оказывать себе помощь в полковом лазарете.

Корнет, ослабленный потерей крови и многочисленными колото-резанными ранами сказал: «Они встретили меня в темном переулке, фехтовальщик и его оруженосец. Оруженосец — подросток носил его оружие, завернутым в персидский ковер. Меня не убили на месте для того, чтобы я передал такие слова: «Все гвардейцы будут убиты, а Анри — последним». Иноземец дрался не так, как вы нас учили, а двумя руками и двумя шпагами. Я не мог противостоять, он буквально издевался надо мной».

«Это мое семейно дело,» — сказала шпага и продолжила: «В моем оружейном мире я принцесса, но у меня есть две противные младшие сестры, которые спрятались от меня на земле и вот они проявились. Его нельзя лечить, как лечат обычных людей. Его ранили мои сестры и только я могу его вылечить. Сестры не «клюнут» на тебя — Анри, надо будет быстро поднять корнета на ноги и, только используя его, как приманку, я смогу их обоих вытащить из логова. Искать их по миру я устала, эта безрезультатная погоня длится больше 100 лет. Убери всех людей из лазарета и выставь охрану, чтобы никто не входил и не выходил. Дай платные объявления во все московские газеты, что легко раненный гвардеец ждет сарацина для решающего поединка в полночь через две недели на городском кладбище. Всех гвардейцев перевести на казарменное положение на две недели из-за оспы и ни под каким предлогом не выпускать за территорию полка. Пока я буду ставить корнета на ноги, ты — будешь учить его разговаривать со мной и безоговорочно повиноваться мне. Ты будешь помогать мне и в лечении».

Анри передал командиру полка свои требования в отношении лечения корнета, охраны лазарета и карантина для гвардейцев. Седой полковник заверил Анри, что все выполнит в точности. Анри переселился жить в лазарет, который посменно охраняли четверо гвардейцев. Весь полк терпеливо ожидал, что же будет делать Анри.

Анри купил на базаре 7 обезьян и в клетках их привез в лазарет. Каждые сутки ровно в полночь, он наносил шпагой несколько ударов обезьяне именно в те места, куда был ранен корнет. К рассвету обезьяна умирала. Анри не давал раненому никакой еды, правда пить заставлял много и через силу. На вторые сутки корнет уже начал бредить и многие раны воспалились. Анри шпагой вскрывал гной, соскабливал гной из ран и обмазывал гноем следующую обезьяну. Корнета пришлось привязать к кровати, так как ему в бреду являлись две злые ведьмы: черно- и рыжеволосые, которые его силой пытались утащить на огромное поле, где вместо травы и цветов росли кинжалы, шпаги и копья. Когда на рассвете умерла последняя обезьяна, корнету стало легче и он стал просить кушать и просил разрешения вставать.

Анри приставил к его груди шпагу и началось необычное знакомство Степана и Белой Шпаги. После мучительного общения с сестрами Белой Шпаги, Степан быстро осознал, что он имеет дело с потусторонними силами. Голос Шпаги он слышал еле-еле и некоторых указаний никак не понимал. Время шло, а дело стояло на месте. Тогда Шпага выгнала Анри из лазарета, приказала забрать остатки воды, все лекарства, всю еду и сказала, чтобы сутки никто не входил и не входил из лазарета. Ночью корнет тихо пытался выбраться через окно из лазарета, но Анри силой вернул его, он взял чужую шпагу и вернул его в лазарет. Тода корнет взял в руки Белую Шпагу и начал драться с Анри.

Анри много лет преподавал фехтование и был лично знаком с лучшими фехтовальщиками разных школ, но тактика фехтования Степана это был сплошной вызов всем школам. Степан выходил на опасную дистанцию, нарочито держа шпагу в стороне, но когда рука Анри еще только начинала двигаться, то он молниеносно блокировал развитие удара острием шпаги. Так для распрямления руки со шпагой Анри надо было вытянуть локтевую и плечевую части руки в одну линию, но острие Белой Шпаги уже жестко упиралось в бицепс и Анри не мог выпрямить руку. Анри еще только начинал свое движение со шпагой, а острие Белой Шпаги уже твердо стояло на пути.

Поздно ночью Степан с Белой шпагой ушел, а вернулся уже под утро. После чего молча вернул Анри Белую Шпагу, написал рапорт на увольнение с воинской службы и уехал путешествовать. Больше из гвардейцев Степана никто не видел.

На городском кладбище утром на персидском ковре обнаружили мертвого иноземца, все его тело было исколото, изрезано и изрублено. На ковре также валялись обломки двух поломанных шпаг с ручками черного и рыжего цветов. Свидетелей ночного происшествия не было, полиция объявила розыск личности неизвестного потерпевшего и начала искать преступника.

Демон с белым крылом

К царю пришел глава русской православной церкви и сказал: «В Москве паства готовит бунт против церкви, которая не защищает верующих от дьявольского существа со шпагой. Дьявольское существо в образе человека по имени Анри открыто ходит среди людей и среди бела дня убивает, в том числе верующих, в больших количествах и без всякого повода. Это существо, также делает из людей слуг дьявола, которые обладают сверхъестественными возможностями.

Церковь обязана: или изгнать дьявола или доказать отсутствие темных сил в действиях фехтовальщика Анри. Учитывая сложившуюся ситуацию, православная предлагает следующее: служители церкви в течении двух недель круглосуточно будут наблюдать за всеми действиями Анри, при этом Анри в обучение дают 6 молодых благочестивых служителей церкви, чтобы он научил их фехтовать и доказал, что при обучении не использует нечистой силы. По итогам церковной проверки, будет собрано духовенство и принято соответствующее решение».

Царь ответил: «Я с Анри лично знаком и не сомневаюсь в его уникальных способностях, при этом он обычный человек глубоко верящий в Бога. В том, что среди людей есть убийцы и плохие люди нет вины Анри, в основном он сам защищается от нападения или защищает царя и других людей. Делайте, что считаете необходимым, но Анри я в обиду понапрасну не дам. Помощь церкви окажу, но в разумных пределах.»

Царь вызвал командира гвардейского полка и поделился с ним информацией о намерениях высшего духовенства в отношении Анри, обговорили и условия обучения фехтованию служителей. Анри не удивила реакция русской православной церкви, даже наоборот, ведь у него появилась возможность завести новых учеников и друзей.

Анри купил несколько новых боевых и учебных шпаг, гражданскую одежду для фехтования, а также еще привез из имения повозку дров. Еще Анри встретился с Полиной и попросил ее две недели быть у него ассистентом, Полина не соглашалась. Тогда Анри, черт дернул за язык, пообещал вылечить ее хромоту. Полина расплакалась и рассказала, что ее пересмотрели все лучшие доктора и все в один голос утверждают, что операция с тазобедренным суставом может иметь негативные последствия, а современное лечебное дело таких заболеваний вообще не лечит. Успокоившись она дала согласие.

К Анри пришли 12 служителей, 6 должны круглосуточно находиться рядом с Анри по 2 человека в сутки через двое, а 6 пришли учиться фехтованию. Анри купил им 6 комплектов гражданской одежды: сапоги, свободные штаны, рубашку-косоворотку и другие мелочи. Рядом стоял продавец с несколькими дополнительными комплектами одежды, на случай если размеры не подойдут. В конце концов все они переоделись и были готовы к занятиям. Анри знал, что в обычных условиях 14 дней для полного курса маловато, но он решил начать с конца, а там будь, что будет.

Он раздал новым ученикам боевые шпаги, свою шпагу дал Полине и назначил одноминутные поединки. Случилось то, что и должно было случиться: они боялись зацепить женщину острой шпагой, а Полина была злая на весь мир, который для нее — богатейшей невесты Москвы был темных тонов из-за ее хромоты. Она верила Анри, он не был обманщиком, другое дело, что у него ничего может не получиться, но и упустить такой возможности она не могла. Она каждому сопернику нанесла по несколько неглубоких уколов и порезов, раны кровоточили.

Теперь Анри взял шпагу и встал у дверей, он сказал, что пока из присутствующих его кто-нибудь не ранит, то он никого не выпустит. Ученики сначала по очереди, затем парами, а уж потом все вместе пытались ранить Анри, но время шло и у них ничего не получалось. Обессиленные они сели, а некоторые легли на пол и отказались дальше заниматься. Наступила пауза. Полина, взяла шпагу и пошла одна драться с Анри. У нее не хватало физических сил и сноровки, но она из последних сил пыталась раз за разом его ранить…

Один из раненых священников встал, взял шпагу и пошел помогать Полине, вдвоем им было немного легче, но мастерство Анри было явным. Затем еще двое ввязались в поединок. Вчетвером с разных сторон они пытались атаковать Анри. Оставшиеся, тоже взяли шпаги и с ненавистью стали атаковать Анри, который преднамеренно не наносил ран своим противникам.

Все вместе они взяли Анри в круг. И вдруг поняли, что все вместе они представляют опасность. Эта мысль пришла им в головы почти одновременно и их тактика боя сразу изменилась. Им стало наплевать на еще одну или несколько ран, которые они могли получить. Им было необходимо ранить его и фехтование перешло грань забавы, им даже стало мало ранить — они жаждали его убить.

Кровожадность — стадное чувство, если оно пришло, то просто так не уходит. Но кровожадность группы людей превращает их в озлобленных зверей, причем в стаю кровожадных зверей. А организованная стая рано или поздно, но всегда побеждает одиночку. Полина первой ранила Анри в плечо, хотя рана была не глубокой, но кровавое пятно на непобедимом Анри привело их в состояние ослепляющего азарта.

Они без всякой усталости и остановок наносили удары, настоящий град ударов. Еще несколько небольших кровоточащих ран получил Анри, но бой продолжался. Никто не хотел уступать и признать свое поражение. Все хотели только победить и ни на что иное согласиться не могли.

Анри стоял перед выбором: наносить ответные разящие удары или прекратить затянувшуюся схватку.

Но Анри поступил иначе, он приставил острие шпаги к горлу Полины и сказал, что если все не бросят шпаги на пол, то он сначала перережет ей глотку, а затем будет их убивать одного за другим. Разгоряченные ученики недовольно побросали шпаги, а Полина, бросив шпагу, подошла к Анри и сильно ударила его по щеке.

Анри встал на одно колено и попросил прощения у Полины в присутствии служителей, которые мгновенно забыли про свои ранения и торжествующе поддакивали, чтобы она его не прощала. Полина ушла не прощаясь, раненые фехтовальщики пошли в лазарет, где их с нетерпением ожидал персонал.

Утром все ученики, с забинтованными ранами пришли на занятие. Полины не было. В фехтовальном зале на полу были аккуратно разложены березовые полена. Анри объяснил, что несколько занятий они будут учиться смотреть периферическим зрением и соблюдать дистанцию.

Все разбились по парам, они двумя руками держались за две хворостинки по сажени. В зал зашли музыканты и начали играть разные мелодии, быстрые и медленные, а также с меняющимся ритмом. Первые же шаги привели к тому, что ученики часто запинались, иногда падали или даже ломали хворостинки. Но упрямо вставали и снова продолжали свое обучение. Несколько дней спустя ученики уже вприпрыжку скакали и уверенно ходили по залу.

Они снова рвались к шпагам, но Анри говорил, что они еще не готовы. Потом Анри разделил их по трое: они держали по две хворостины и передвигались по залу. Опять начались падения и ломка хворостинок, но за день они освоили усложненное упражнение. Затем он их перестроил в круг, началось движение, падения были опять, но уже реже.

И вот Анри объявил, что они готовы и их ждут настоящие бои. Анри предупредил учеников, что пока их в поединке не убьют, он вмешиваться не будет. Но после их смерти он убьет всех убийц. Они молча сидели в карете и ехали в неизвестность.

Возле церкви дрались до полутора десятков калек и попрошаек. Анри сказал: «Первый пошел!» Ученик резво подошел к дерущимся и потребовал прекратить осквернять церковь. В ответ все дружно набросились на него. Некоторые, так называемые калеки своими костылями стали лупцевать фехтовальщика, другие били палками, однако самыми опасными оказались драчуны с клюшками.

С разных сторон они цепляли клюшками за ноги и пытались повалить. Никто особо не церемонился и от удара по голове он упал. В этот момент ученик понял, что его просто убивают возле церкви и помочь ему никто не сможет. Он приподнялся на одно колено и проткнул шпагой одного из нападавших, что нисколько не смутило остальных и они с прежним азартом добивали свою жертву. В такой ситуации, ему ничего не оставалось, как наносить смертельные удары.

Длилось это несколько минут: четыре окровавленных трупа привели в чувство дерущихся и, оставшиеся в живых разбежались врассыпную. Зеваки, которые пару минут обвиняли дерущихся у церкви в святотатстве, теперь стали кричать на него, что он убил невиновных калек. Ученик поспешно сел в карету, которая не спеша поехала дальше.

На улице трое со шпагами атаковали одного. Анри сказал: «Второй пошел!» Ученик подошел к дерущимся и крикнул, что трое на одного это нечестно. Двое с обнаженными шпагами пошли к нему со словами: «Убирайся или умри!» Пока он выговорил: «Вы Бога гневите!» на его левой руке уже растекалось кровавое пятно, удара он не заметил. Следующий удар был сзади нанесен в нижнюю часть спины.

В поединке наступило мгновение, когда фехтовальщик должен начинать наносить смертоносные удары или упасть замертво. Острие шпаги еще выходило из задней части тела, когда он резко повернувшись ударил в грудь нападавшего и продолжая вращение по оси ударил в грудь и второго. На два удара в два сердца, времени ушло около секунды. Они оба почти одновременно упали на вымощенный камнями тротуар, но вряд ли успели почувствовать боль от падения, так как уже были мертвы. Двое дерущихся на шпагах продолжали поединок между собой, ученик молча пошел в карету, которая медленно поехала дальше

Возле одноэтажного дома стояла подвода с вещами, у которой стоял мужчина с топором за поясом. Из дома вышел второй мужчина, тоже с топором за поясом, он тащил на спине узел, за ним бежала женщина и кричала: «Ироды, что же Вы делаете!? Грабите среди бела дня!» Анри сказал: «Третий пошел!» Ученик подошел к повозке и предложил вернуть вещи. Мужик, что стоял у повозки взял в правую руку топор и со словами: «Уйди барин от греха!» и стал приближаться, тот без дальнейших разговоров проткнул его грудь шпагой и не спеша пошел ко второму. Второй грабитель, бросив вещи и топор, налегке убежал. Женщина бросилась к спасителю: «Ох, барин благодарствую, сам Бог тебя послал!», но тот не промолвив ни слова сел в карету. Со стороны казалось, что карета черного цвета.

Уже темнело. У трактира трое пьяных гусар силой заталкивали двух женщин в карету. Анри сказал: «Четвертый пошел!» Ученик подошел к карете и попросил прекратить безобразничать. Гусар обнажил шпагу и сказал: «Проваливай, пока …». Конец фразы застрял у него в глотке, которую шпагой проткнул фехтовальщик. Два гусара без слов бросились на него, но пьяные противники стали легкой добычей шпаги. Женщины горестно запричитали. Он сел в карету, над каретой кружилась большая стая ворон.

Ночью в Москве тихо: только иногда экипаж промчится или пьяные с песней из трактира возвращаются … Несколько бродячих мальчишек бросали камни в стеклянные окна особняков и убегали. Анри сказал: «Пятый пошел!» и ученик погнался за мальчишками. Поймал только двоих, поясом привязал правую ногу одного к левой ноге другого и гордо их вел к карете.

Вдруг на дороге встали трое мужиков, один с металлической цепью чуть меньше сажени, один с металлическим пожарным багром значительно больше сажени и один с топором. «Чего не спится ночью?» — спросил один, размахивая цепью. «Отпусти мальцов, работа у них такая,» — сказал другой, помахивая топором. «Здесь мы ночью отвечаем за покой,» — улыбаясь говорил мужик с металлическим багром.

Но фехтовальщик не отвечал, они стали его окружать. Мужик с цепью с силой ударил его по плечу и, в этот момент, он неосторожно оказался на расстоянии меньше двух саженей, и шпага ученика мгновенно проткнула его насквозь. Удар металлическим багром по боку был очень силен, но недостаточным для того, чтобы сбить с ног, а несколько поломанных ребер в счет не шли.

Замах для второго удара багром был ошибочным, а так как боль от удара багром была сильной, то он со злости почти до эфеса вогнал шпагу в грудь. Третий мужик с высоко поднятым топором и криком: «Убью» бежал на него. Шпага пронзила лицо нападавшего, прошла через мозг и наткнулась на тыльную поверхность кости черепа, обмякшие ноги еще по инерции шагали, а топор, выпущенный из уже разжатых рук упал на мостовую. После чего он развязал детей и отпустил, пригрозив, что в следующий раз отведет их в полицейский участок.

Недалеко от места происшествия показался сизый дым, горел какой-то дом. Верхние этажи каменного трехэтажного особняка были объяты пламенем. Анри сказал: «Шестой пошел!» Ученик подошел к парадному, туда-сюда бегала возбужденная прислуга, пьяный мужской голос громко кричал: «Пусть горит, мой дом, что хочу, то с ним, то и делаю!» На лестнице он увидел лохматого небритого мужчину с факелом в руке, который поджигал деревянную дверь. От удара рукояткой шпаги в лоб мужчина упал, а молодая женщина схватила факел и опустила его в ведро с водой. Началось тушение пожара, а двое слуг унесли куда-то барина. Фехтовальщик довольный выполненной работой вернулся в карету.

Рассвет и утро в Москве особенно красивы, но служителям было не до созерцания прекрасного, они полностью изменились после уроков своего учителя Анри. Они вошли в новый мир, где беспощадно убивают опасных и вооруженных врагов. Теперь они умеют убивать и это умение не даст им спокойно жить: оно снова и снова будет звать в бой. Их мысли о жизни и смерти не имели значения, главное, что Белая Шпага была довольна собой, так как за считанные дни она родила шестерых бесстрашных бойцов, которых впереди ждали увлекательные приключения и простая жизнь была им уже не нужна.

Остается напомнить, что за Анри и его учениками круглосуточно наблюдали представители церкви и результаты своей работы они доложили на специальном совещании. Красной нитью через доклад проходила констатация того факта, что русское общество несовершенно и постоянно имеет место насилие, которое не всегда своевременно пресекается. А по тому следует быть благодарным отдельным героям, которые в опасных ситуациях действуют решительно и пресекают на месте действия убийц и других преступников.

Таким образом преступный элемент начинает больше бояться не полицию и государство, а отдельных лиц, которые не церемонясь дают отпор всякой нечисти. Анри, как человек и учитель достоин всяческих похвал и он заслуживает отдельной благодарности церкви за подготовку среди служителей хороших фехтовальщиков, которые послужат ей уже в новом качестве.

Анри пришёл к главе церкви по вызову. Патриарх сидел в кресле, которое больше походило на трон, в большом зале в присутствии десятков священнослужителей. Анри учтиво поклонился и снял шляпу. Патриарх сказал, что хотел бы понять, что такое фехтование. Тогда Анри попросил, чтобы их оставили наедине. Патриарх без колебаний махнул рукой и все ушли. Анри расстегнул рубашку, подал свою шпагу патриарху и попросил острием до тронуться до его груди, что патриарх и сделал.

Анри сказал, что если патриарх двинет острие вперед на один вершок, то ни один лекарь во всей Руси не спасет Анри от неминуемой смерти. Анри также попросил, чтобы патриарх слегка острием поцарапал его кожу, что тот и сделал.Потом Анри взял свою шпагу приставил острие к горлу патриарха и сказал, чтоб тот навсегда запомнил свое чувство. Патриарх хриплым голосов ответил, что вокруг десятки служителей и Анри не уйдет живым в случае чего. Анри надавил острием на горло патриарха и тихим голосом прошептал, что его не остановят ни десятки, ни сотни, ни тысячи противников, он их всех убьет и останется целым и невредимым.

Анри вложил шпагу в ножны и учтиво поклонился. Патриарх сказал: «Я понял, что ты служишь своему Богу и выполняешь только его волю. У тебя просто необычный Бог, я с таким сильным и безжалостным Богом сталкиваюсь впервые. Поэтому никто и не может победить тебя!» Анри добавил: «Берегите моих учеников, каждый их них стоит тысячи воинов, но без смертельных поединков они быстро погибнут от тоски.» Патриарх ответил: «Не волнуйся у церкви много врагов и без работы они не останутся.»

На следующий день у патриарха состоялась встреча с государем…

Он просто помолчал с царем, им не надо было произносить слова, они знали друг друга не один десяток лет. Уже уходя патриарх сказал: «Он обычный демон с двумя крыльями и только одно из них белое»

VN:F [1.9.22_1171]
Rating: 5.0/5 (2 votes cast)
Говорящая шпага 2, 5.0 out of 5 based on 2 ratings
comments powered by HyperComments
Алексей Чепетов
2014-06-23 12:12:09
Захватывающе. Хотя внутренние переживания героев и затронуты лишь поверхностно. Ждём продолжения.